:: Меню ::

Главная
Читать книгу Стефани Майер Сумерки
Скачать книгу Стефани Майер Сумерки
Биография Стефани Майер
Трейлер к фильму Сумерки
Музыка из фильма Сумерки
Скачать фильм Сумерки
Фотогалерея
Карта сайту
Добавить в избраное


:: Друзья ::

 

:: Счетчики ::

TOP.zp.ua

 

:: Реклама ::

 

 

 

 

3Стефани Майер



    Первые выходные в Форксе не были богаты событиями. Чарли дежурил, я убиралась, делала домашнюю работу и написала маме ободряющее письмо. В субботу съездила в местную библиотеку; она оказалась такой бедной, что я решила не записываться. За книгами буду ездить в Олимпию или Сиэтл. Прикинув, сколько уйдет на бензин, я ужаснулась.
    Все выходные шел дождь, но несильный, так что я отлично выспалась.
    В понедельник утром на стоянке я встретила много знакомых. Все приветливо улыбались и желали удачной недели. Утро выдалось особенно холодным, зато без дождя. На английском я как обычно сидела с Майком, писали тест по «Грозовому перевалу».
    Можно сказать, что пока я привыкала гораздо быстрее, чем надеялась, и чувствовала себя вполне комфортно.
    Когда мы вышли из класса, в воздухе летали белые хлопья. В школьном дворе царило радостное возбуждение. Чему они радуются? Я чувствовала, как от холода краснеют уши и нос.
    – Bay! – закричал Майк. – Снег идет!
    Я растерянно смотрела на танцующие в воздухе хлопья, из которых медленно росли сугробы.
    – Да уж, снег… – Куда пропало хорошее настроение?
    – Ты не любишь снег?
    – Нет. Снег всегда означает холод. К тому же мне казалось, что сначала падают снежинки, такие красивые шестилучные, похожие на звезды.
    – Ты что, никогда раньше не видела снегопад? – недоверчиво спросил Майк.
    – Почему же, видела, – ответила я. – По телевизору.
    Ньютон засмеялся и покачал головой. В тот самый момент большой снежок ударил его по затылку. Мы оба стали лихорадочно оглядываться по сторонам, пытаясь определить, кто его швырнул. Я подозревала Эрика, который быстрым шагом шел прочь, к спортзалу, хотя по расписанию у него тригонометрия. Очевидно, Майк думал то же самое, потому что, нагнувшись, зачерпнул снега.
    – Увидимся за ленчем, хорошо? – спросила я, переминаясь с ноги на ногу. – Игра в снежки не для меня.
    Парень кивнул, не сводя глаз с удаляющейся спины Эрика.
    В то утро все только и говорили, что о снеге. Как же, первый снегопад в этом году… Я сидела, кисло поджав губы. Снег – это конечно здорово, а вот мокрые ноги – не очень.
    После испанского мы с Джессикой бегом бросились в столовую. Воздух бороздили снежки, и я держала перед собой большую папку, готовая отбиваться. Джессика не понимала, как можно ненавидеть снег, но кинуть снежок в меня не решалась.
    У самого входа нас нагнал Майк. Гель в его волосах замерз, и он стал похож на ежа. Пока мы стояли за едой, они с Джессикой шумно радовались снегу. Заскучав, я машинально взглянула в дальний конец зала и буквально приросла к месту. За столом сидели пятеро.
    Джессика дернула меня за рукав.
    – Белла, чего ты копаешься?
    Неожиданно на глаза навернулись слезы. «Я тут ни при чем, – повторяла я про себя, – меня это не касается».
    – Что с ней? – спросил у Джессики Майк.
    – Ничего особенного, – ответила я. – Пропал аппетит. Пожалуй, я выпью содовой и все.
    – Как ты себя чувствуешь? – испуганно спросила Джессика.
    – Просто голова кружится, – промямлила я, рассматривая носки ботинок.
    Я подождала, пока Джессика и Майк выберут еду, и, не поднимая глаз, прошла за ними к столику. Глотнула содовой… по закону подлости немедленно заурчало в желудке. Майк дважды спросил, все ли со мной в порядке. Я отнекивалась невпопад, лихорадочно соображая, не пойти ли мне в медпункт, чтобы отпроситься с биологии.
    Абсурд какой-то, зачем мне бежать?
    Я решила взглянуть на Калленов один-единственный раз. Если Эдвард буравит меня взглядом, я пропущу биологию, как последняя трусиха.
    Не поднимая головы, я украдкой посмотрела на пятерку из-под опущенных ресниц. Никаких буравящих взглядов. Немного ободренная, я расправила плечи.
    Каллены смеялись. Волосы Эдварда, Эмметта и Кэри были мокры от тающего снега. Элис и Розали визжали, отворачиваясь от холодных капель. Парни трясли волосами прямо на них!
    Однако дело было не в смехе и игривом настроении; изменилось что-то еще, а что именно, я понять не могла. Я внимательно посмотрела на Эдварда. Сегодня он был гораздо румянее, возможно, от игры в снежки. Темные круги под глазами исчезли почти полностью. Нет, суть перемен не только в цвете лица. Тогда в чем же дело?
    – Белла, на кого ты смотришь? – неожиданно перебила мои мысли Джессика.
    В этот самый момент я встретилась глазами с младшим из Калленов и тут же опустила голову, прячась за темной завесой волос. Наши взгляды пересеклись лишь на секунду, но я была готова поклясться, что в этот раз в его глазах не было ни лютой ненависти, ни всепоглощающей злобы.
    – На тебя смотрит Эдвард Каллен, – прошептала Джессика.
    – Надеюсь, он не злится? – не удержавшись, спросила я.
    – Нет, – удивленно ответила Джессика. – С чего ему злиться?
    – По-моему, я ему не нравлюсь. – Меня замутило, и я закрыла лицо руками.
    – Калленам никто не нравится. Вернее, они всех презирают. А Эдвард по-прежнему на тебя смотрит!
    – Перестань на него пялиться! – прошипела я.
    Джессика хихикнула, но взгляд отвела, а я подняла глаза, в случае чего готовая к решительным действиям.
    Тут нас перебил Майк, собиравшийся после уроков устроить массовую игру в снежки. Естественно, мы должны были биться на его стороне!
    Джессика с радостью согласилась. Судя по тому, как она смотрит на парня, она поддержит любое его предложение. Я молчала, с тоской думая, что придется прятаться в библиотеке.
    Остаток ленча я просидела, вперив глаза в пластиковый стол. Уговор дороже денег, даже если сделка заключена с собственной совестью. Взор Каллена не был свирепым, значит, я иду на биологию. От перспективы сидеть рядом с ним мне стало плохо.
    Идти по школьному двору с Майком не хотелось – чувствую, он любитель поиграть в снежки! Однако, подойдя к двери, я услышала, что мои спутники чуть не рыдают от отчаяния. Пошел дождь, превративший снег в островки серого льда. Тайно злорадствуя, я надела капюшон. Отлично, после физкультуры я смогу пойти прямо домой.
    Всю дорогу к четвертому корпусу пришлось слушать сетования Ньютона.
    Войдя в класс, я увидела, что за моей партой никто не сидит, и вздохнула с облегчением. Повесив мокрую куртку на крючок, я села на место, достав учеб-пик и блокнот. Мистер Баннер кружил по классу, раздавая микроскопы и предметные стекла. До начала урока оставалось еще несколько минут, и студенты оживленно болтали. Огромным усилием воли я заставила себя не смотреть на дверь, лениво водя карандашом по обложке блокнота.
    Вот скрипнул стул – за мою парту кто-то подсел. Я сделала вид, что увлечена рисованием.
    – Привет, – произнес низкий грудной голос.
    Неужели со мной заговорил Каллен?! Не в силах поверить в чудо, я подняла голову. Как и в прошлый раз, парень сидел на самом краешке парты, но его стул был повернут в мою сторону. С растрепанных бронзовых волос капала вода, однако выглядел он так, будто минуту назад снялся в ролике, рекламирующем шампунь. На ослепительно красивом лице сияла улыбка. Впрочем, глаза оставались настороженными.
    – Меня зовут Эдвард Каллен, – невозмутимо продолжал парень. – На прошлой неделе я не успел представиться. А ты, наверное, Белла Свон?
    У меня голова шла кругом. Может, мне все показалось? Ведь сейчас Эдвард безукоризненно вежлив. Очевидно, он ждал моего ответа, а я не могла придумать ничего подходящего.
    – Откуда ты знаешь мое имя? – запинаясь, пролепетала я.
    Смех Каллена напоминал звон серебряного колокольчика.
    – Ну, здесь оно известно каждому. Весь город с замиранием сердца ждал твоего приезда!
    Я поморщилась. Эдвард, конечно, издевается, однако в его словах есть доля правды.
    – Вообще-то, я имела в виду, почему ты назвал меня Беллой? – продолжала допытываться я.
    – Ты предпочитаешь «Изабеллу»? – удивился Каллен.
    – Нет, мне больше нравится «Белла». Просто Чарли, то есть мой отец, за глаза зовет меня Изабеллой, и на первых порах все называют меня именно так, – объясняла я, чувствуя себя полной идиоткой.
    – Ясно, – только и ответил Каллен.
    Крайне раздосадованная собственной глупостью, я отвернулась.
    К счастью, в тот момент мистер Баннер начал урок. Я попыталась сосредоточиться, слушая задания на сегодняшнюю лабораторку. Лежащие в коробках предметные стекла с клетками корня репчатого лука были спутаны. Вместе с соседом по парте нам предстояло разложить их по порядку, в соответствии с фазами митоза, причем без помощи учебника. Через двадцать минут Баннер проверит, как мы справились.
    – Можете приступать! – скомандовал он.
    – Леди желает начать? – криво улыбнулся Эдвард.
    Я смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова.
    – Если хочешь, начну я, – проговорил он уже без тени улыбки, видимо, приняв меня за слабоумную.
    – Нет, нет, все в порядке, – густо покраснев, сказала я.
    Если честно, я блефовала. Я уже делала эту лабораторку и знала, что искать. Не должно возникнуть никаких проблем. Я вставила первый препарат и настроила микроскоп на сорокакратное увеличение.
    – Профаза! – объявила я, мельком взглянув в окуляр.
    – Можно посмотреть? – попросил Эдвард, увидев, что я вынимаю препарат. Пытаясь меня остановить, он легонько коснулся моей руки. Его пальцы были ледяными, будто всю перемену он держал их в сугробе. Но вовсе не поэтому я отдернула руку так поспешно. От ледяного прикосновения кожа вспыхнула, а по всему телу разнеслись электрические импульсы.
    – Прости, – пробормотал Эдвард, поспешно убирая руку подальше от моей. Однако от мысли заглянуть в окуляр микроскопа он так и не отказался.
    В полном недоумении я наблюдала, как парень изучает препарат.
    – Профаза, – согласился Каллен, аккуратно вписывая это слово в первую колонку таблицы. Затем вставил второй препарат и рассмотрел его. – Анафаза, – провозгласил он, тут же заполняя вторую колонку.
    – Можно мне? – надменно поинтересовалась я. Ухмыльнувшись, он придвинул микроскоп ко мне. Заглянув в окуляр, я почувствовала досаду. Черт побери, он прав!
    – Препарат номер три? – попросила я, протягивая руку.
    Эдвард осторожно передал мне приборное стекло, стараясь не касаться моей ладони.
    На этот раз я не смотрела в окуляр и секунды.
    – Интерфаза!
    Каллен еще не успел попросить, а я уже двигала микроскоп к нему. Парень мельком взглянул на препарат и занес результат в таблицу. Я и сама могла сделать запись, но почерк у Эдварда оказался настолько изящным, что мне не хотелось портить страницу своими каракулями.
    Мы закончили раньше всех. Я видела, как Майк с соседкой в немом отчаянии смотрят на коробку с препаратами. Еще одна пара тайком листала учебник.
    Всеми силами я старалась не глазеть на Каллена. Тщетно. Он сам смотрел на меня, причем с тем же необъяснимым разочарованием. Тут я и поняла, что изменилось в лице парня по сравнению с прошлой неделей.
    – У тебя линзы?
    – Линзы? Нет! – Мой вопрос явно застал его врасплох.
    – В прошлый раз мне показалось, что у тебя глаза другого цвета.
    Эдвард только плечами пожал.
    И все же цвет изменился! Я отлично запомнила бездонную черноту его глаз, выливших на меня столько ненависти. Я еще подумала, что такой оттенок совершенно не сочетается с бледной кожей и рыжеватыми волосами. Сегодня же радужка была цвета охры с теплыми золотыми крапинками. Разве такое возможно, если, конечно, он не врет про линзы? Или Форкс с бесконечными дождями сводит меня с ума?
    Опустив взгляд, я увидела, что Каллен снова сжал кулаки.
    К нашей парте подошел мистер Баннер, очевидно, обеспокоенный тем, что мы не работаем. Увидев заполненную таблицу, он удивился и стал проверять ответы.
    – Эдвард, кажется, ты не подумал, что Изабелле тоже неплохо бы поработать с микроскопом? – саркастически спросил учитель.
    – Она любит, чтобы ее называли «Белла», – рассеянно поправил Каллен. – Я определил только две фазы из пяти.
    Мистер Баннер скептически посмотрел на меня.
    – Ты уже делала эту лабораторку? – догадался он.
    – Да, но не на луковом корне, – робко улыбнулась я. Каллен кивнул, будто ожидал, такого ответа.
    – На сиговой бластуле?
    – Да.
    – Ну, – задумчиво протянул мистер Баннер, – очень удачно, что вы сели вместе. – Пробормотав что-то еще, он ушел к своему столу.
    – Ты ведь не любишь снег, верно? – спросил Эдвард. Мне показалось, что он с трудом заставляет себя со мной общаться. Неужели в столовой он подслушал наш разговор с Джессикой, а теперь прикидывается дурачком?
    – Не очень, – честно ответила я.
    – И холод тебе не нравится, – это прозвучало как утверждение, а не как вопрос.
    – И сырость тоже, – добавила я.
    – Наверное, Форкс не самое лучшее место для тебя, – задумчиво проговорил Эдвард.
    – Очень может быть.
    Мои слова удивили Каллена.
    – Зачем ты тогда приехала? – не спросил, а скорее потребовал ответа он.
    – Ну, это сложно…
    – Попробую понять, – настаивал Эдвард.
    Я долго молчала, но потом не выдержала и посмотрела на него. Роковая ошибка – попав в плен теплых золотых глаз, я начала рассказывать, как на исповеди.
    – Мама снова вышла замуж…
    – Ну вот, а ты говоришь, что сложно, – мягко и сочувственно проговорил Эдвард. – Когда это случилось?
    – В сентябре, – грустно сказала я.
    – И ты не поладила с новым отчимом? – предположил Каллен.
    – Да нет, Фил очень славный. Пожалуй, для мамы слишком молодой, но славный.
    – Почему же ты не осталась с ними?
    Я понятия не имела, чем вызвана его настойчивость. Парень смотрел на меня так, будто его действительно интересовала моя довольно заурядная история.
    – Фил много путешествует, он профессиональный бейсболист, – невесело улыбнулась я.
    – Твой отчим – знаменитый бейсболист?
    – Да нет, вряд ли ты о нем слышал. Его команда играет во второй лиге.
    – И твоя мать послала тебя сюда, чтобы самой путешествовать с молодым мужем?
    – Я сама себя послала, – с вызовом проговорила я. Каллен нахмурился.
    – Не понимаю, – признался он. Казалось, этот факт немало его раздражал.
    Я вздохнула. Зачем, спрашивается, я все это ему рассказываю?
    – После свадьбы мама осталась со мной, но она так скучала по Филу… Вот я и решила перебраться к Чарли.
    – А теперь ты несчастна, – сделал вывод Каллен.
    – И что с того?
    – Это несправедливо, – пожал плечами Эдвард, буравя меня волшебным золотым взглядом.
    Я невесело рассмеялась.
    – Жизнь вообще несправедлива, разве ты не знаешь?
    – Вроде бы слышал что-то подобное, – сухо проговорил Каллен.
    – Вот и вся история, – подвела итог я, недоумевая, почему он не отводит взгляда.
    Теплые глаза с золотыми крапинками смотрели оценивающе.
    – Ты здорово держишься, – похвалил он, – но, готов поспорить, что страдаешь больше, чем хочешь показать.

Предыдущая страница    3    Следующая страница



:: Реклама ::

url to play Необходимо выставить права 777 на папку 36100429


:: Читать книгу ::

ПРОЛОГ
Глава первая
ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
Глава вторая
ОТКРЫТАЯ КНИГА
Глава третья
ФЕНОМЕН
Глава четвертая
ПРИГЛАШЕНИЯ
Глава пятая
ГРУППА КРОВИ
Глава шестая
СТРАШНЫЕ ИСТОРИИ
Глава седьмая
КОШМАР
Глава восьмая
ПОРТ-АНЖЕЛЕС
Глава девятая
ТЕОРИЯ
Глава десятая
ВОПРОСЫ
Глава одиннадцатая
ОСЛОЖНЕНИЯ
Глава двенадцатая
НА ОСТРИЕ НОЖА
Глава тринадцатая
ПРИЗНАНИЯ
Глава четырнадцатая
ПОБЕДА ДУХА НАД ПЛОТЬЮ
Глава пятнадцатая
КАЛЛЕНЫ
Глава шестнадцатая
КАРЛАЙЛ
Глава семнадцатая
ИГРА
Глава восемнадцатая
ОХОТА
Глава девятнадцатая
ПРОЩАНИЕ
Глава двадцатая
ДОЛГОЕ ОЖИДАНИЕ
Глава двадцать первая
ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
Глава двадцать вторая
ИГРА В ПРЯТКИ
Глава двадцать третья
АНГЕЛ
Глава двадцать четвертая
ТУПИК
Эпилог


:: Реклама ::

- витязь подольск


 

 


 

Copyright © symerki.com 2010