:: Меню ::

Главная
Читать книгу Стефани Майер Сумерки
Скачать книгу Стефани Майер Сумерки
Биография Стефани Майер
Трейлер к фильму Сумерки
Музыка из фильма Сумерки
Скачать фильм Сумерки
Фотогалерея
Карта сайту
Добавить в избраное


:: Друзья ::

 

:: Счетчики ::

TOP.zp.ua

 

:: Реклама ::

 

 

 

 

21Стефани Майер



    – Мне страшно… потому что скорее всего мы не можем быть вместе. А еще боюсь, что именно этого мне хочется больше всего на свете. – Признание далось мне нелегко.
    – Да, – согласился он, – этого точно стоит бояться. Желание быть со мной не к лицу юной девице.
    – Знаю. Наверное, стоит попытаться тебя забыть.
    – Мне бы очень хотелось тебе помочь. – Судя по выражению лица, Эдвард говорил искренне. – Наверное, мне давно следовало все прекратить, а сейчас лучше уйти, только не знаю, смогу ли.
    – Не хочу, чтобы ты уходил, – чуть слышно пробормотала я.
    – Именно поэтому мне следует это сделать!.. Но не беспокойся, я эгоист до мозга костей и слишком долго ждал сегодняшнего дня.
    – Очень рада.
    – Совершенно напрасно! – Эдвард отдернул руку. Даже лишенный обычной вкрадчивости, его голос казался мне самым мелодичным на свете. Я с трудом успевала следить за внезапными переменами его настроения.
    – Я хочу быть только с тобой! Никогда об этом не забывай! Помни, что для тебя я опаснее, чем для кого бы то ни было, – объявил он и стал смотреть куда-то вдаль.
    – Не совсем понимаю, о чем ты, – после минутного молчания призналась я.
    Посмотрев на меня, Эдвард лукаво улыбнулся, – настроение снова изменилось.
    – Как же объяснить, чтобы снова тебя не напугать? – задумчиво проговорил он и взял меня за руку. Я так и вцепилась в прохладную мраморную ладонь. – Каким приятным может быть тепло, – вздохнул он.
    Несколько секунд Эдвард собирался с мыслями.
    – Знаешь, у каждого свои вкусы. Кому-то нравится шоколадное мороженое, кому-то клубничное…
    Я кивнула.
    – Прости за аналогию с едой, лучшего объяснения не подобрать.
    Я улыбнулась.
    – То же самое с обонянием. Если запереть алкоголика в комнате со жбаном прокисшего пива, он скорее всего его выпьет. Он мог бы устоять, если бы захотел или обладал силой воли. А теперь представь, что случится, если в ту самую комнату поместить стакан старого бренди или коллекционного коньяка. Как поведет себя наш алкоголик?
    Мы сидели, глядя друг другу в глаза и пытаясь читать мысли.
    – Ну, может, аналогия не самая удачная, и перед бренди устоять несложно. Наверное, лучше заменить алкоголика на подсевшего на героин наркомана.
    – Хочешь сказать, что я и есть твой героин? – поддела я, пытаясь разрядить обстановку.
    Оценив мои усилия, Эдвард тут же улыбнулся.
    – Да, мой любимый сорт!
    – И часто такое случается?
    Подыскивая ответ, он всмотрелся в верхушки деревьев.
    – Я говорил об этом с братьями… Для Кэри все люди одинаковы. В нашей семье он сравнительно недавно и с трудом приспосабливается к нашим правилам. Кэри пока не чувствует разницы во вкусе и запахе. – Эдвард внезапно замолчал и сконфуженно на меня посмотрел. – Прости!
    – Ничего страшного. Пожалуйста, не беспокойся, что можешь меня обидеть или испугать. Ведь именно это тебя тревожит. Я все понимаю. По крайней мере, стараюсь понять. Просто объясняй, как считаешь нужным.
    – Ты смелая девушка, – с восхищением проговорил он.
    – Вовсе я не смелая. Настоящая трусиха! Если бы я была смелой, то держалась бы от тебя подальше.
    – Ты не боишься смотреть правде в глаза.
    – К сожалению, ты не прав, но все равно продолжай.
    Глубоко вздохнув, Каллен снова посмотрел на небо.
    – Так что Кэри не знает, встречал ли когда-нибудь кого-то… к кому бы его тянуло так сильно, как меня к тебе. Значит, не встречал. У Эмметта, если так можно сказать, побольше опыта, так что он сразу понял, о чем я. Брат говорит, что у него было две подобные встречи.
    – Ас тобой такое случалось?
    – Никогда.
    Мне показалось, что ответ Эдварда так и разнесся по поляне.
    – И как же поступил Эмметт? – поинтересовалась я.
    Проявлять любопытство, очевидно, не стоило. Лицо Эдварда потемнело, руки сжались в кулаки. Он потупился, и я поняла, что ответа ждать не следует.
    – Кажется, догадалась…
    Эдвард поднял на меня уставшие, полные страдания глаза.
    – Даже у самых сильных есть маленькие слабости.
    – Чего ты ждешь? Моего согласия? – спросила я гораздо резче, чем собиралась. Наверное, откровения дались ему нелегко, и я смягчилась. – Значит, нет никакой надежды?
    Как спокойно я обсуждаю собственную смерть!
    – Нет, нет! – закричал Каллен. – Надежда, конечно же, есть! То есть я точно не стану… У нас ведь все по-другому! Для Эмметта те женщины были чужими, и это случилось давно, когда он еще не был таким… опытным и осторожным, как сейчас.
    – Значит, если бы мы встретились в темной аллее… – не решилась договорить я.
    – В тот день я ценой огромных усилий сдержался, чтобы не вскочить и на глазах у всего класса не… – он снова отвел глаза. – Когда ты прошла мимо, я был готов разрушить то, что годами создавал для нас Карлайл.
    Эдвард мрачно на меня посмотрел, легко догадавшись, о чем я думаю.
    – Ты наверняка подумала, что я ненормальный!
    – Я просто ничего не поняла. Как ты мог так быстро меня возненавидеть?
    – Мне казалось, что ты демон, явившийся из ада, чтобы меня уничтожить. А запах! Он сводил меня с ума! За час я придумал десятки предлогов, чтобы выманить тебя из класса и завести куда подальше. Я смог побороть все соблазны, думая о семье и горе, которое причинит им моя несдержанность.
    Эдвард с любопытством наблюдал, как я пытаюсь осмыслить услышанное. Медовые глаза так и сверкали из-под опущенных ресниц.
    – Уверен, мне удалось бы увести тебя из школы, – задумчиво сказал он.
    – Вне всякого сомнения.
    – Потом я попробовал изменить расписание, чтобы не сидеть с тобой за одной партой. Но ты тоже пришла в административное здание. В той маленькой теплой комнатке у меня голова пошла кругом от твоего запаха. Я едва не поддался соблазну, ведь кроме нас там была только одна женщина, с которой бы я справился без труда.
    Представив события прошлого в его восприятии, я испугалась. Бедная администраторша, она чуть не погибла из-за меня!
    – Но я вытерпел. Сам не понимаю, как я заставил себя не караулить на улице и не идти по твоим следам до дома. На свежем воздухе мне стало легче, и я смог принять верное решение. Откровенничать с Эмметтом и Кэри не хотелось, поэтому я отправился прямо в больницу к Карлайлу и заявил, что уезжаю.
    Я удивленно взглянула на Эдварда.
    – Мы поменялись машинами – у Карлайла был полный бак бензина, а мне не хотелось останавливаться. Заходить домой было страшно – Эсми наверняка устроила бы сцену и упросила никуда не ездить. Следующим утром я уже был на Аляске. Два дня провел среди старых знакомых, но очень скучал пo дому. Страшно не хотелось огорчать Эсми и остальных родственников, а чистый горный воздух выветрил последние воспоминания о твоем запахе. Я убедил себя, что убегать глупо. Я ведь и раньше сталкивался с соблазном, однако никогда не уступал! Разве можно позволить простой девчонке, – зло улыбнулся он, – сгонять себя с насиженного места?
    Эдвард задумчиво смотрел вдаль, а я молчала. – Прежде чем вернуться в школу, я несколько дней охотился, ел и пил больше, чем обычно. Изо всех сил старался убедить себя, что смогу относиться к тебе как ко всем остальным людям. Судя по всему, я был слишком самонадеян.
    Несомненную трудность представляло то, что я не могу читать твои мысли. Пришлось действовать окольными путями: внедряться в сознание Джессики и выискивать то, что хоть как-то связано с тобой. Джессика – девушка недалекая, мыслит примитивно, так что копаться в ее мыслях – занятие не из приятных. Тем более что ты далеко не всегда откровенна. Эдвард поморщился.
    – Мне хотелось, чтобы ты поскорее забыла о случившемся в первый день, и я решил сам начать разговор. Нужно было разобраться в твоих мыслях, но ты оказалась гораздо сложнее и интереснее. И снова этот запах, исходящий от твоей кожи и волос… А потом на моих глазах тебя чуть не переехал фургон. Позднее я подумал, что все сложилось как нельзя лучше: если бы я тебя не спас и твоя кровь растеклась по асфальту, не думаю, чтобы смог сдержаться, и тайна нашей семьи была бы раскрыта. Но все это пришло мне в голову потом. Когда я увидел неуправляемый фургон Тайлера Кроули, единственной моей мыслью было: «Только не она!»
    Эдвард закрыл глаза, будто признание забрало слишком много сил. Я внимательно слушала, понимая, что мне должно быть страшно. Вместо этого я чувствовала облегчение – наконец-то все встало на свои места – и даже сочувствие – он ведь так страдал и все же нашел в себе силы признаться, что хотел лишить меня жизни.
    – А потом мы попали в больницу, – подсказала я.
    – Мне было безумно страшно, – признался Каллен. – Ведь я вел себя безответственно и подверг семью риску. А потом я поругался с Розали, Эмметтом и Кэри, когда они заявили, что сейчас самое время… Ссора получилась ужасная, мы столько друг другу наговорили! Зато Карлайл меня поддержал, и Элис тоже. – Назвав имя сестры, Каллен нахмурился. – А Эсми сказала, что я могу делать, что хочу, лишь бы никуда не уезжал!
    Весь следующий день я подслушивал мысли твоих собеседников и понял, что ты меня не выдала. Логическому объяснению это не поддавалось! Я понимал, что больше рисковать нельзя и от тебя следует держаться подальше. Но каждый день запах твоих волос, кожи, свежесть дыхания терзали меня так же, как и в первый.
    Теплые тигриные глаза смотрели так нежно!
    – Но, в конце концов, – продолжал Эдвард, – лучше бы я выдал семью в самый первый день, чем причинить тебе боль сегодня, здесь, когда меня ничто не останавливает.
    Любопытная, как все девушки, я не удержалась от вопроса – Почему?
    – Изабелла, – Эдвард шутливо взъерошил мои волосы. Я затрепетала от его прикосновения. – Белла, я не смогу жить, если причиню тебе боль. Ты вообразить не можешь, что я чувствую, когда представляю тебя, бледную, холодную, неподвижно лежащую на земле… – Каллен пристыженно опустил глаза. – Не видеть твоего румянца, блеска в глазах, когда ты разгадываешь глубинный смысл моих слов… Ради чего тогда жить? – В печальных глазах застыл вопрос. – На всем свете для меня нет никого дороже тебя. Отныне и навсегда.
    У меня голова шла кругом. От невинного обсуждения моей гибели мы плавно перешли к взаимным признаниям. Эдвард ждал, и я, трусливо разглядывая руки, понимала, что он ждет моего ответа.
    – Мои чувства тебе прекрасно известны. Ну… в общем, я лучше умру, чем соглашусь жить без тебя. Знаю, я идиотка!
    – Ты правда идиотка! – рассмеялся он. Наши глаза встретились, и я тоже рассмеялась. Ну и ситуация, мы оба смеемся над моей глупостью.
    – Значит, пума, или в моем случае, лев, влюбился в бедную овечку! – радовался Эдвард, а мне стало не по себе.
    – Какая глупая овечка! – вздохнула я.
    – а лев – ненормальный мазохист! – поддержал Эдвард и снова рассмеялся. Интересно, о чем он сейчас думает?
    – Почему?.. – начала я, не зная, как продолжать.
    – Что почему? – улыбнулся Каллен.
    – Объясни, почему ты раньше убегал от меня?
    – Ты знаешь, почему. – Радостная улыбка погасла.
    – Просто хочу понять, что именно я делала не так. Нужно же мне знать, что можно, а что нельзя ни при каких обстоятельствах.
    – Белла, мне не в чем тебя упрекнуть, – снова улыбнулся Эдвард. – Все недоразумения произошли по моей вине.
    – Но я же хочу помочь, чтобы тебе было легче.
    – Ну, – нерешительно начал Эдвард, – мне не по себе, когда ты подходишь слишком близко. Люди стараются держаться от нас подальше, инстинктивно чувствуя опасность… Когда ты совсем рядом, я чувствую запах твоего горла, – выпалил он, напряженно вглядываясь в мое лицо.
    – Тогда ясно, – легкомысленно произнесла я, пытаясь разрядить обстановку. – Горло больше не показываю!
    – Да нет, все не так страшно, – рассмеялся Эдвард. – Просто меня удивили собственные ощущения.
    Он поднял руку и осторожно положил мне на шею. Я не шелохнулась, и ничего похожего на страх не испытала.
    – Видишь, какая гладкая и нежная…
    Кровь бешено неслась по жилам, и мне бы очень хотелось как-нибудь замедлить ее бег. Ведь Эдвард, очевидно, слышал, как стучит мое сердце.
    – Румянец тебе идет, – вкрадчиво проговорил он и, нежно коснувшись щеки, взял мое лицо обеими руками, бережно, словно хрустальную вазу.
    – Не двигайся, – попросил Эдвард.
    Очень медленно, не сводя с меня глаз, он наклонился ко мне. Резкое движение, и холодная щека легла на мою яремную впадину. Пошевелиться я не могла, даже если бы очень захотела. Я застыла, слушая легкий звук его дыхания, наблюдая, как солнечные лучи играют на бронзовых кудрях.
    Медленно, очень медленно его руки скользили вниз по затылку. Эдвард затаил дыхание и остановился, лишь опустив ладони мне на плечи. Холодное лицо скользнуло по ключице и прижалось к груди. Он слушал, как стучит мое сердце. Как долго мы сидели без движения, я не знала; возможно, несколько часов. Постепенно сердце забилось спокойнее, я не шевелилась и молчала, пока Эдвард держал меня в объятиях. Я понимала, что могу умереть в любую минуту, так быстро, что и заметить не успею. Почему же мне не было страшно?
    И тут он меня отпустил, в золотистых глазах воцарился покой.
    – В следующий раз будет легче.
    – А в этот раз было непросто?
    – Ну, примерно так, как я себе представлял.
    – Все в порядке.
    Эдвард засмеялся.
    – Ты же знаешь, о чем я!
    Я робко улыбнулась.
    – Вот, – он взял мою руку и прижал к своей щеке. – Чувствуешь, как тепло?
    Бледная кожа, обычно холодная как лед, действительно казалась теплой. Однако меня мало волновали такие тонкости – моя мечта исполнилась, и я могу прикоснуться к его лицу.
    – Не шевелись, – прошептала я.
    Никто на свете не может замирать, как Эдвард. Закрыв глаза, он тут же превратился в неподвижную мраморную статую.
    Очень хотелось растянуть удовольствие, мои пальцы двигались неспешно. Я провела по его щеке, аккуратно коснулась век и синеватых кругов под глазами. Вот я нежно обвожу контур носа и красиво очерченного рта. Губы раскрылись, и тыльной стороной ладони я почувствовала его дыхание. Тянуло наклониться поближе, ощутить вкус его поцелуя, чтобы между нами не осталось никаких преград… Но, не желая спешить, я отдернула руку.
    Эдвард открыл голодные глаза, – и вот уже в который раз вместо страха я почувствовала, как внизу живота образуется узел, а кровь бешено несется по венам.
    – Как бы мне хотелось, чтобы ты поняла всю сложность и запутанность моего положения, – прошептал он.
    – Объясни, – выдохнула я.
    – Вряд ли получится. С другой стороны, я рассказал тебе о своих потребностях и предупредил, что от такого мерзкого существа лучше держаться подальше… Думаю, в какой-то степени ты способна меня понять. Хотя, не страдая пагубными пристрастиями, ты не сумеешь представить себя на моем месте. – Однако, – холодные пальцы легонько коснулись моих губ, заставляя меня дрожать, – есть и другие потребности и желания. Те, о которых я ничего не знаю.
    – Вот это я понимаю лучше, чем ты думаешь.
    – К подобным переживаниям я не привык. Уж слишком по-человечески! Интересно, так всегда происходит?
    – Не могу сказать, – призналась я. – Со мной такое впервые!
    Эдвард взял меня за руки. Мои ладони казались такими слабыми и безжизненными!
    – Я ведь не знаю, что такое близость, как духовная, так и физическая. Может быть, я даже не способен на нечто подобное!
    Стараясь не делать резких движений, я наклонилась вперед и прижалась щекой к его груди. Все остальные звуки исчезли, я слышала лишь удары его сердца.
    – Этого мне достаточно, – вздохнула я, закрывая глаза.
    Эдвард обнял меня и зарылся лицом в мои волосы. Сейчас он вел себя как самый обычный парень.
    – Видишь, надежда есть, – проговорила я.
    – Во мне живут человеческие инстинкты. Возможно, они запрятаны слишком глубоко, но они здесь. – Грудь затряслась от смеха.
    Мы снова смеялись вместе, но я заметила, что солнечный свет потускнел, а тени сгустились.
    – Тебе пора.
    – Я думала, ты не умеешь читать мои мысли!
    – Ну, если я очень стараюсь, то иногда получается, – хитро улыбнулся Эдвард. – Позволь кое-что тебе показать…
    – Что именно? – осторожно переспросила я.
    – Ты увидишь, как я передвигаюсь по лесу. Ничего не бойся, – взглянув на мое вытянувшееся лицо, попросил он, – и через несколько минут мы доберемся до твоего пикапа. – Его губы изогнулись в моей любимой кривоватой улыбке.
    – Ты превратишься в летучую мышь? – поинтересовалась я.
    Эдвард засмеялся:
    – С летучей мышью меня никогда не сравнивали!
    – Подожди, то ли еще будет!
    – Ладно, трусиха, садись мне на спину.

Предыдущая страница    21    Следующая страница



:: Реклама ::

Необходимо выставить права 777 на папку 36100429


:: Читать книгу ::

ПРОЛОГ
Глава первая
ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
Глава вторая
ОТКРЫТАЯ КНИГА
Глава третья
ФЕНОМЕН
Глава четвертая
ПРИГЛАШЕНИЯ
Глава пятая
ГРУППА КРОВИ
Глава шестая
СТРАШНЫЕ ИСТОРИИ
Глава седьмая
КОШМАР
Глава восьмая
ПОРТ-АНЖЕЛЕС
Глава девятая
ТЕОРИЯ
Глава десятая
ВОПРОСЫ
Глава одиннадцатая
ОСЛОЖНЕНИЯ
Глава двенадцатая
НА ОСТРИЕ НОЖА
Глава тринадцатая
ПРИЗНАНИЯ
Глава четырнадцатая
ПОБЕДА ДУХА НАД ПЛОТЬЮ
Глава пятнадцатая
КАЛЛЕНЫ
Глава шестнадцатая
КАРЛАЙЛ
Глава семнадцатая
ИГРА
Глава восемнадцатая
ОХОТА
Глава девятнадцатая
ПРОЩАНИЕ
Глава двадцатая
ДОЛГОЕ ОЖИДАНИЕ
Глава двадцать первая
ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
Глава двадцать вторая
ИГРА В ПРЯТКИ
Глава двадцать третья
АНГЕЛ
Глава двадцать четвертая
ТУПИК
Эпилог


:: Реклама ::

-


 

 


 

Copyright © symerki.com 2010