:: Меню ::

Главная
Читать книгу Стефани Майер Сумерки
Скачать книгу Стефани Майер Сумерки
Биография Стефани Майер
Трейлер к фильму Сумерки
Музыка из фильма Сумерки
Скачать фильм Сумерки
Фотогалерея
Карта сайту
Добавить в избраное


:: Друзья ::

 

:: Счетчики ::

TOP.zp.ua

 

:: Реклама ::

 

 

 

 

Сумерки20



    – Куда едем? – поинтересовалась я.
    – Сначала пристегнись, а то мне уже страшно. Окинув его презрительным взглядом, я все же подчинилась.
    – Так куда мы едем?
    – Шоссе номер сто один на север, – приказал Эдвард.
    Следить за дорогой, когда на тебя смотрят золотисто-медовые глаза, совсем непросто. Стараясь быть внимательной, я неспешно ехала по спящему Форксу.
    – Думаешь, мы засветло выберемся из города? – с презрением спросил он.
    – Этот пикап в дедушки годится твоему «вольво»! Прояви немного уважения! – огрызнулась я.
    Каллен был не прав: ехали мы довольно быстро, и скоро дома и аккуратные зеленые лужайки сменил густой подлесок.
    – Шоссе номер сто десять – первый поворот направо, – велел Эдвард, прежде чем я успела спросить. – А теперь вперед, пока не кончится дорога!
    – А что потом?
    – Пойдем пешком!
    – Пешком? – испуганно переспросила я. Слава богу, я надела теннисные туфли.
    – Какие-то возражения? – поинтересовался Эдвард таким тоном, будто чего-то подобного и ожидал.
    – Нет! – как можно категоричнее возразила я. Если он считает, что пикап ползет как черепаха, то пешком мне точно за ним не угнаться…
    – Не бойся, это же всего пять миль, а время у нас есть.
    Пять миль! Что тут можно ответить? Пять миль по острым камням и древесным корням, на которых я точно вывихну лодыжку или сверну шею!.. Да, прогулка предстоит приятная!
    Смакуя предстоящие злоключения, я дрожала от страха.
    – О чем ты думаешь? – поинтересовался Эдвард.
    – Пытаюсь представить, куда мы едем.
    – В одно место, где я люблю бывать в ясную погоду.
    Не сговариваясь, мы выглянули в окно и посмотрели на тающие в небе облака.
    – По словам Чарли, сегодня должно быть тепло, – пробормотала я.
    – Ты сказала отцу, куда собираешься? – недоверчиво спросил Эдвард.
    – Нет.
    – А Джессика думает, что мы вместе поехали в Сиэтл? – В его голосе звучала надежда.
    – Нет, я сказала, что ты передумал.
    – Значит, о том, что ты со мной, никто не знает? – разозлился он.
    – Ну… думаю, ты рассказал Элис?
    – Спасибо за понимание, – пробормотал Эдвард.
    Я притворилась, что не расслышала последней фразы.
    – Ты же говорил, что у тебя могут быть неприятности из-за того, что нас часто видят вместе.
    – Значит, тебя беспокоит, что у меня могут быть неприятности, если ты не вернешься домой? – язвительно спросил он.
    Я кивнула, не сводя глаз с дороги.
    Эдвард что-то пробормотал сквозь зубы, но так быстро, что я не поняла.
    Остаток пути мы ехали молча. Я чувствовала неодобрение, волнами исходящее от него, а что сказать, не знала.
    И вот дорога кончилась, сузившись в пешеходную тропу с деревянными указателями. Припарковавшись у обочины, я не сразу решилась выйти из пикапа. Эдвард на меня злится, а теперь, когда не нужно следить за дорогой, разговора не избежать.
    Заметно потеплело. Пожалуй, выдался самый погожий день за все время моего пребывания в Форксе. Свитер я повязала на пояс, радуясь, что догадалась надеть майку.
    Хлопнула дверца; Эдвард вылез и тоже стаскивал свитер. Он стоял ко мне спиной и смотрел на густой, казавшийся девственным лес.
    – Нам сюда.
    – По тропинке?
    – Я сказал, что в конце дороги тропинка, а вовсе не то, что мы по ней пойдем.
    – Как же без тропинки? – в отчаянии воскликнула я.
    – Со мной не потеряешься, – насмешливо ответил Эдвард, поворачиваясь ко мне, и я словно приросла к месту. Белая с короткими рукавами рубашка была распахнута на груди, обнажая шею и мускулистый, как у греческой статуи, торс. Разве такой красавец может быть моим? И не мечтай!
    Эдвард явно не понимал, почему у меня такое лицо.
    – Хочешь вернуться домой? – мягко спросил он.
    – Нет, – глухо ответила я и подошла поближе, решив, что раз уж мы остались наедине, то нельзя терять ни секунды.
    – Тогда что случилось?
    – Я человек неспортивный, хожу медленно. Тебе придется быть терпеливым.
    – Что же, приложу все усилия, – улыбнулся Эдвард, стараясь поднять мне настроение.
    Я попыталась улыбнуться, но у меня ничего не вышло.
    – Не волнуйся, домой я тебя отвезу! – Естественно, Эдвард решил, что я умираю от страха. Какое счастье, что он не может читать мои мысли!
    – Если хочешь, чтобы до захода солнца я прошла по этим джунглям пять миль, то стартовать лучше прямо сейчас, – съязвила я, и мы направились к лесу.
    Все оказалось не так уж и страшно. В основном мы шли под гору, а когда на пути попадались папоротники, валуны или поваленные деревья, Эдвард брал меня за руки. Если я падала, а это случалось довольно часто, он тут же помогал подняться.
    Я старалась смотреть на безупречное лицо как можно реже, но слишком уж часто падала. Каждый раз его холодная красота острым ножом пронзала мое сердце.
    Мы почти не разговаривали. Лишь изредка он задавал какой-нибудь вопрос, совсем как вчера или позавчера. Как я справляла дни рождения, каких животных держала в детстве…
    Пришлось рассказать, как, случайно убив трех золотых рыбок, я так сильно расстроилась, что на домашних животных решила поставить жирный крест. Эдвард рассмеялся, причем гораздо задорнее, чем обычно, и эхо разнесло мелодичный смех по всему лесу.
    Переход занял почти все утро. Лес напоминал бесконечный лабиринт, и я испугалась, что мы никогда не найдем обратную дорогу. Эдвард чувствовал себя великолепно, безошибочно ориентируясь среди вековых деревьев.
    Через несколько часов через густую листву просочились солнечные лучи, перекрасив мрачные оливковые тона в зеленовато-желтые. Синоптики не ошиблись, день действительно выдался ясным. Впервые с начала нашего похода я почувствовала радостное возбуждение и с нетерпением ждала, что случится дальше.
    – Уже пришли? – пошутила я.
    – Почти, – улыбнулся Каллен. – Видишь просвет среди деревьев?
    Я прищурилась.
    – Где?
    – Ну, для твоих глаз, наверное, еще рано, – задорно прищурился Эдвард.
    – Пора к окулисту, – пробормотала я, а он ухмыльнулся.
    Через некоторое время я действительно увидела г просвет среди деревьев, и лесная зелень стала еще ярче. Я прибавила шагу, с каждой секундой мое настроение улучшалось. Эдвард шел впереди, двигаясь абсолютно бесшумно.
    Наконец деревья расступились, и, осторожно пройдя через папоротник, я оказалась на самой красивой поляне на свете. Каких только цветов здесь не росло: сиреневые, желтые, белые. Где-то неподалеку журчал ручеек. Солнце стояло высоко, озаряя поляну ярким светом. Словно завороженная, я вбирала неброскую красоту трав, диких цветов, теплых солнечных лучей.
    Мне захотелось поделиться своими переживаниями с Эдвардом, но его не оказалось рядом. Перепугавшись, я стала оглядываться по сторонам и, наконец, увидела его среди густого папоротника, в тени, на самой границе с поляной. Только тогда я вспомнила о том, что красота солнечного дня окончательно стерла из моей памяти. Эдвард обещал показать, что с ним происходит в ясную погоду.
    Я шагнула к нему, понимая, что сейчас между нами станет на одну тайну меньше. В его глазах я увидела недоверие и страх.
    Сделав глубокий вдох, Эдвард зажмурился и шагнул на залитую полуденным солнцем поляну.
    

Глава тринадцатая
ПРИЗНАНИЯ


    
    На ярком солнце он выглядел более чем странно. Я никак не могла привыкнуть, хотя и наблюдала за ним уже несколько часов. Бледная кожа, слегка покрасневшая после вчерашней охоты, сияла, словно усыпанная алмазами. Эдвард неподвижно лежал на траве, а расстегнутая рубашка обнажала сверкающий мускулистый торс и блестящие руки. Мерцающие цвета бледной лаванды веки были полузакрыты, хота он, конечно, не спал. Мне казалось, что передо мной статуя, вытесанная из неизвестного людям камня, гладкого, как мрамор, сверкающего, как хрусталь.
    Побледневшие губы то и дело двигались, причем очень быстро, словно подергиваясь дрожью. Я его окликнула, и Эдвард сказал, что поет, но слишком тихо, чтобы я могла услышать.
    Как хорошо на солнце! Я бы с удовольствием легла на траву рядом с ним, подставив солнцу истосковавшееся по теплу тело. Вместо этого я сидела, упершись коленями в подбородок, и не могла отвести глаз от Эдварда. Легкий ветерок ерошил мои волосы, колыхал цветочные бутоны, обвевал неподвижное тело Каллена.
    Поляна, очаровавшая меня своей неброской прелестью, меркла по сравнению с великолепием Эдварда.
    Очень неуверенно, боясь, что он растает, словно мираж, я потянулась к нему и робко, одним пальцем, погладила мерцающую руку. Кожа у него гладкая и холодная, как камень. Глаза его были открыты, он наблюдал за мной. После вчерашней охоты они были цвета жженого сахара, светлее и теплее, чем обычно. Губы дрогнули в чуть заметной улыбке.
    – Я тебя не напугал?
    – Не больше, чем обычно.
    Эдвард улыбнулся, и на солнце сверкнули ослепительно-белые зубы.
    Я придвинулась ближе и теперь уже всеми пальцами стала водить по его предплечью. Рука дрожала, и я знала, что он это заметил.
    – Не возражаешь?
    – Конечно, нет, – зажмурившись, проговорил Эдвард.
    Следуя за голубоватыми венами, я добралась до локтевого сгиба. Мне захотелось перевернуть его ладонь. Без его помощи у меня ничего не вышло бы, но он, поняв, чего я хочу, перевернул ладонь – так быстро, что я испугалась. Пальцы замерли на его руке.
    – Извини, – пробормотал Эдвард, и я заглянула в золотисто-медовые глаза, – с тобой так легко быть самим собой!
    Как терпелив был он, позволив мне играть с его рукой. Я вертела ею и так, и эдак, любуясь сиянием солнца на блестящей коже, даже подносила к глазам, чтобы убедиться, что на ней нет бриллиантовой крошки.
    – О чем ты думаешь?.. Так странно – не слышать мыслей другого!
    – Зато ты знаешь, о чем думают все остальные, – примирительно улыбнулась я.
    – Это не всегда удобно. – Неужели в его голосе прозвучало сожаление? – Но ты мне так и не ответила.
    – Пыталась угадать, о чем думаешь ты.
    – А еще?
    – Мечтала, чтобы сегодняшний день длился вечно. И чтобы мне не было так страшно.
    – Не хочу, чтобы тебе было страшно! – пробормотал Эдвард. Жаль, он не может сказать, что бояться мне нечего.
    – Ну, страх не совсем то, что я испытываю, хотя какие-то опасения, конечно, есть.
    Опершись на руку, Каллен с молниеносной скоростью поднялся. Лицо греческого бога оказалось всего в нескольких сантиметрах от моего. Я могла и должна была отстраниться, но не было сил пошевелиться – тигриные глаза подчинили меня своей власти.
    – Чего же тогда ты боишься? – шепотом спросил он.
    Я даже ответить не смогла. От свежего аромата его кожи рот наполнился слюной. Боже, что он со мной делает! Низко опустив голову, я судорожно сглотнула.
    Он отошел, вырвав руку. Пока я приходила в себя, он укрылся в тени раскидистой ели, в десятке метров от меня. Глаза его потемнели и пристально смотрели на меня.
    Наверное, на моем лице отразилось разочарование. Руку, только что ласкавшую его предплечье, саднило.
    – Прости меня, – тихо сказала я, зная, что он все равно услышит.
    – Подожди, – прошелестел он, и я замерла, не решаясь пошевелиться.
    Через десять бесконечно долгих секунд Эдвард медленно вернулся на полянку и присел на траву всего в метре от меня. Сделав два глубоких вдоха, он сконфуженно улыбнулся.
    – Это ты прости меня, Белла. Жаль, не могу сказать, что я всего лишь человек!
    Его шутка меня не рассмешила, я просто кивнула. Кровь бешено забурлила, и впервые за весь день мне стало не по себе. Видимо, он это почувствовал, потому что его улыбка тут же превратилась в усмешку.
    – Я самый совершенный хищник на земле, ясно? Тебя привлекает все: мой голос, грация, лицо, даже запах?.. Можно подумать, мне это нужно! – Неожиданно вскочив, Каллен скрылся из вида, а через секунду возник под елью на краю поляны.
    – Можно подумать, ты могла бы скрыться! Я бы добился своего и без смазливой физиономии!
    Отломив толстую еловую ветку, он быстро обломал ненужные побеги, а потом швырнул в соседнюю сосну с такой силой, что бедное дерево еще долго качалось как на сильном ветру.
    И вот он снова в метре от меня – неподвижный, как статуя.
    – Можно подумать, ты смогла бы мне сопротивляться…
    Я оцепенела от страха. Никогда раньше Эдвард не показывался мне в своем истинном обличий. Зверь, настоящий зверь… но какой красивый! Лицо мертвенно-бледное, глаза блестят… Я чувствовала себя маленькой птичкой, завороженно смотрящей на королевскую кобру.
    Глаза, которые я так любила, глаза, горевшие от дикого возбуждения, через секунду потускнели. На бледном лице отразилась вселенская грусть.
    – Не бойся, – пробормотал Эдвард, и никогда еще его голос не звучал так соблазнительно. – Я не причиню тебе зла, клянусь!
    Мне показалось, что он старался убедить скорее себя, чем меня.
    – Не бойся, – повторил он и, подойдя ближе, нарочито медленно опустился на траву. Его движения были плавными и тягучими, и вот, наконец, наши лица оказались на одном уровне сантиметрах в тридцати друг от друга.
    – Пожалуйста, прости, – очень серьезно проговорил Эдвард и грустно улыбнулся. – Я в состоянии себя контролировать. Просто ты застала меня врасплох. Впредь обещаю вести себя примерно.
    Очевидно, он ждал от меня каких-то слов, однако разговаривать я пока не могла.
    – Сегодня мне не хочется ни пить, ни есть, – подмигнул он.
    Тут я рассмеялась, резко и хрипло, как истеричка со стажем.
    – Все хорошо? – заботливо спросил Эдвард, и его рука осторожно коснулась моей.
    Я растерянно посмотрела на гладкую холодную руку, а потом в тигриные глаза: они были теплыми, полными раскаяния. Взяв его за руку, я стала водить по ней кончиками пальцев, а набравшись смелости, улыбнулась.
    Золотистые глаза просияли мне в ответ.
    – Итак, о чем мы говорили до этого? – спросил Эдвард.
    – Не помню, – честно ответила я.
    – По-моему, о том, чего ты боишься… ну, кроме самого очевидного, – робко напомнил он.
    – Да, верно.
    – Так чего же?
    Я бездумно водила пальцем по его руке. Эдвард ждал ответа.
    – Видишь, как легко выбить меня из колеи? – рассмеялся он.
    Заглянув ему в глаза, я вдруг поняла, что сейчас он очень не уверен в себе. Столько лет он мог бес-препятственно читать мысли любого человека, а тут попалась я. От этой догадки мне стало немного легче.

Предыдущая страница    20    Следующая страница



:: Реклама ::


:: Читать книгу ::

ПРОЛОГ
Глава первая
ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
Глава вторая
ОТКРЫТАЯ КНИГА
Глава третья
ФЕНОМЕН
Глава четвертая
ПРИГЛАШЕНИЯ
Глава пятая
ГРУППА КРОВИ
Глава шестая
СТРАШНЫЕ ИСТОРИИ
Глава седьмая
КОШМАР
Глава восьмая
ПОРТ-АНЖЕЛЕС
Глава девятая
ТЕОРИЯ
Глава десятая
ВОПРОСЫ
Глава одиннадцатая
ОСЛОЖНЕНИЯ
Глава двенадцатая
НА ОСТРИЕ НОЖА
Глава тринадцатая
ПРИЗНАНИЯ
Глава четырнадцатая
ПОБЕДА ДУХА НАД ПЛОТЬЮ
Глава пятнадцатая
КАЛЛЕНЫ
Глава шестнадцатая
КАРЛАЙЛ
Глава семнадцатая
ИГРА
Глава восемнадцатая
ОХОТА
Глава девятнадцатая
ПРОЩАНИЕ
Глава двадцатая
ДОЛГОЕ ОЖИДАНИЕ
Глава двадцать первая
ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
Глава двадцать вторая
ИГРА В ПРЯТКИ
Глава двадцать третья
АНГЕЛ
Глава двадцать четвертая
ТУПИК
Эпилог


:: Реклама ::

-


 

 


 

Copyright © symerki.com 2010