:: Меню ::

Главная
Читать книгу Стефани Майер Сумерки
Скачать книгу Стефани Майер Сумерки
Биография Стефани Майер
Трейлер к фильму Сумерки
Музыка из фильма Сумерки
Скачать фильм Сумерки
Фотогалерея
Карта сайту
Добавить в избраное


:: Друзья ::

 

:: Счетчики ::

TOP.zp.ua

 

:: Реклама ::

 

 

 

 

11Стефани Майер



    – Белла! – издалека донесся чей-то голос. Похоже, Майк. Пока я сидела и мечтала, в школьном дворе появились люди, Очень многие надели футболки, хотя температура была не выше пятнадцати градусов. Приветливо помахивая рукой, ко мне действительно шел Майк Ньютон в длинных шортах цвета хаки и полосатой сине-голубой майке.
    – Привет, Майк, – помахала я в ответ. В такое утро очень хотелось быть доброй.
    Майк присел рядом, пряди светлых волос блестели на солнце, на лице играла улыбка. Он был так рад меня видеть, что невольно я почувствовала благодарность.
    – Никогда не замечал, что твои волосы отливают красным, – задумчиво проговорил Майк, поймав прядь, которую трепал легкий ветерок.
    – Только на солнце. – Я сильно смутилась, когда он заправил локон мне за ухо.
    – Хороший день, правда?
    – Отличный! – согласилась я.
    – Чем вчера занималась? – по-хозяйски спросил он.
    – Сочинение писала…
    Зачем говорить, что работа закончена? Еще подумает, что я выставляюсь…
    – Слушай, его же нужно сдавать в четверг, верно? – Майк картинно стукнул себя кулаком по лбу. – Вообще-то, в среду.
    – В среду? Да уж… и о чем ты пишешь?
    – О том, можно ли назвать Шекспира женоненавистником.
    Майк посмотрел на меня так, будто я вдруг заговорила на суахили.
    – Наверное, мне придется приступить сегодня, – загрустил он. – А я хотел тебя куда-нибудь пригласить.
    – О! – Меня застигли врасплох. Ну почему при разговоре с Майком мне всегда так неловко?
    – Мы можем сходить куда-нибудь поужинать, а потом я сяду за сочинение, – робко улыбаясь, предложил он.
    – Майк… – Терпеть не могу, когда меня ставят в неловкое положение. – Не думаю, что это хорошая идея!
    Он поник.
    – Почему?
    – Знаешь… если ты кому-нибудь разболтаешь то, что я сейчас скажу, придется выбить тебе глаз, – пригрозила я. – Это ведь разобьет сердце Джессике!
    – Джессике? – ошарашенно повторил Майк, очевидно, не задумывавшийся о таком варианте.
    – Боже, ты что, слепой?
    – Да… – только и выдавил он растерянно, а я, воспользовавшись его замешательством, тут же вскочила на ноги.
    – Пора на урок, иначе снова опоздаю.
    – Точно, – рассеянно проговорил Майк и тоже поднялся. К корпусу номер 3 мы шли молча.
    На тригонометрии Джессика так и сверкала от радости. Они с Анжелой и Лорен собирались в Порт-Анжелес за вечерними платьями и предлагали ехать с ними. Я не знала, что ответить. Выбраться из Форкса с подругами заманчиво, но ведь Лорен тоже едет… К тому же я не знала, чем буду заниматься сегодня вечером. Нет, так далеко загадывать не стоит. Я что-то замечталась. Наверное, в этом виновато солнце, хотя мое настроение вызвано не только погодой.
    Определенного ответа я не дала, сославшись на то, что нужно спросить разрешения у Чарли.
    О предстоящих танцах Джессика трещала весь испанский, не давая мне слушать, и на перемене, когда мы пошли на ленч. Однако я была слишком поглощена собственными переживаниями, чтобы обращать внимание на ее болтовню. Страшно хотелось увидеть не только его, но и остальных Калленов, чтобы проверить подозрения, бередившие душу. Переступая порог столовой, я чувствовала, как страх ледяными щупальцами сжимает сердце. А вдруг они прочитают мои мысли? А еще сильнее волновало другое: предложит ли Эдвард снова с ним сесть?
    По привычке взглянув на столик Калленов, я почувствовала, что в животе образуется тугой узел. Там никого не было. Не теряя надежды, я судорожно огляделась: вдруг он сидит один и ждет меня? В столовой почти не осталось свободных мест, но ни Эдварда, ни его семью я не увидела. День померк, меня охватило черное отчаяние. С трудом передвигая ноги, я шла за Джессикой, даже не притворяясь, что слушаю ее.
    На испанском нас задержали, поэтому к столику мы пришли последними. Якобы не заметив свободного стула рядом с Майком, я села с Анжелой. Вот Ньютон отодвинул стул, помогая Джессике сесть, и та вспыхнула от удовольствия.
    Анжела что-то спрашивала о сочинении по «Макбету», я старательно отвечала, чувствуя, как сердце разрывается от боли. Подруга снова пригласила меня поехать с ними по магазинам, и на этот раз я согласилась, надеясь хоть немного отвлечься.
    Среди черного отчаяния, охватившего меня, оставался последний лучик надежды, который погас, когда я пришла на биологию и увидела пустую парту.
    День тянулся мучительно долго. На физкультуре нам рассказывали о правилах игры в бадминтон. Значит, на ближайшем занятии меня ждут новые испытания. Зато сегодня я могла сидеть и слушать, вместо того, чтобы толкаться на баскетбольной площадке. Как хорошо, что физрук не успел закончить объяснения! Теоретическая подготовка продолжится завтра, а вот послезавтра мне выдадут ракетку и выпустят на площадку калечить себя и других.
    Хотелось скорее домой, чтобы власть настрадаться, перед тем как ехать по магазинам с подругами. Но не успела я закрыть входную дверь, как позвонила Джессика: шоппинг отменяется. Майк пригласил ее на ужин! Он наконец-то все понял! Я вздохнула с облегчением, хотя боюсь, в моем голосе не прозвучало должной радости и восторга. Джессика сообщила, что в Порт-Анжелес мы поедем завтра.
    Чем же мне теперь заняться? На ужин рыба под маринадом, готовить ее минут пятнадцать, не больше, а салат и гренки остались со вчерашнего дня. Я решила взяться за уроки, но порыва хватило ненадолго. В электронной почте обнаружилась куча писем от мамы, тон которых становился резче с каждым сообщением. Вздохнув, я написала коротенький ответ.
    «Мама! Прости, что долго не отвечала, – мы с друзьями ездили на пляж, а в воскресенье я писала сочинение. Сегодня в Форксе тепло и ясно. Знаю-знаю, я и сама поражена! Стараюсь побольше гулять, чтобы запастись витамином А. Целую, Белла».
    Может, что-нибудь почитать? Книг с собой я привезла совсем немного, самой толстой и потертой был сборник произведений Джейн Остин. Взяв книгу, я вышла на задний двор, захватив по дороге старое одеяло.
    Дворик у Чарли совсем небольшой, квадратный, с крошечной лужайкой, которая, сколько бы ни светило солнце, всегда остается влажной. Свернув одеяло пополам, я легла на живот и стала рассеянно листать страницы, выбирая роман, который позволит мне забыться. Больше всего мне нравились «Гордость и предубеждение» и «Чувство и чувствительность». Первый из них я перечитывала совсем недавно, так что лучше начать с «Чувства и чувствительности». Я дошла до третьей главы, когда вдруг вспомнила, что главного героя зовут Эдвард. В бешенстве я открыла «Мэнсфилд-парк», но там фигурировал Эдмунд, а это почти то же самое. Неужели в восемнадцатом веке не было других имен?
    Захлопнув книгу, я перевернулась на спину и, закатав штанины и рукава, решила думать лишь о теплых лучах, ласкающих кожу. Волосы, раздуваемые легким ветерком, щекотали лицо; собрав их в высокий хвост, я закрыла глаза, представляя, как на солнце плавятся мои веки, скулы, нос, глаза, шея, плечи. Сейчас я растаю, словно ириска…
    Но вот зашуршала галька, будто по подъездной дорожке ехала машина. Я села и только тогда поняла, что солнце уже зашло. Выходит, часа на полтора меня сморил сон. В полнейшем замешательстве я огляделась по сторонам, чувствуя, что во дворе кто-то есть.
    – Чарли? – негромко позвала я, а через секунду услышала, как у парадного входа хлопнула дверца его машины.
    Злясь на себя, я вскочила на ноги, взяла книгу и подняла ставшее влажным одеяло. Пришлось рысью нестись на кухню – рыбу-то я так и не приготовила. Когда я появилась в прихожей, Чарли снимал сапоги и отстегивал кобуру.
    – Прости, папа, ужин еще не готов, я заснула во дворе.
    – Ничего страшного, – успокоил он. – Я все равно хотел посмотреть бейсбол.
    Как только Чарли ушел в гостиную, я затолкала одеяло в стиральную машину, налила на сковородку масло и выложила рыбное филе. Хорошо, что папа нарезал рыбу на тонкие куски, жарились они всего пару минут, зато едва не подгорели – незапланированный сон на свежем воздухе выбил меня из колеи.
    От нечего делать после ужина я пришла в гостиную смотреть телевизор. В программе не было ничего интересного, однако Чарли ради меня пожертвовал бейсбольным матчем и переключился на какой-то безмозглый сериал. Он был доволен, что мы вместе сидим перед телевизором, а я радовалась, что смогла ему угодить.
    – Папа, – начала я во время рекламы, – Анжела с Джессикой собираются завтра в Порт-Анжелес. Они хотят выбрать вечерние платья и просят поехать с ними. Можно?
    – Джессика Стэнли? – строго переспросил Чарли.
    – Да, и Анжела Вебер, – вздохнула я.
    – Но ведь ты не идешь на танцы? – недоумевал отец.
    – Они хотят, чтобы я помогла им выбрать платья… Знаешь, дружеский совет и конструктивная критика никогда не помешают.
    Женщине такое бы объяснять не пришлось!
    – Ну ладно, – проговорил Чарли, которому совершенно не хотелось вникать в женские причуды. – Но ведь послезавтра тебе в школу! – тоном строгого отца напомнил он.
    – Мы поедем сразу после уроков, чтобы вернуться как можно раньше. Ты ведь сможешь сам поужинать?
    – Беллз, я готовил сам целых семнадцать лет! – напомнил отец.
    – Не знаю, как ты выжил! – пробормотала я, а потом уже громче добавила: – Я сделаю сандвичи и оставлю в холодильнике, ладно?
    Чарли довольно кивнул.
    Следующее утро тоже было ясным. Я проснулась в хорошем настроении и ради второго солнечного дня надела темно-синюю блузку с треугольным вырезом, которую в Финиксе носила в самом разгаре зимы.
    В школу я приехала к самому звонку и с замиранием сердца кружила по стоянке, выискивая свободное место. А вдруг увижу серебристый «вольво»! Но его не было… Припарковавшись в последнем ряду, я побежала на английский. На душе скребли кошки.
    Как и вчера, надежда робким подснежником цвела в моем сердце до того момента, пока в столовой я не увидела свободный столик, а на биологии – пустую парту.
    План ехать за покупками остался в силе, только Лорен передумала. Тем лучше для меня! Выбраться из города просто необходимо, ведь я каждую секунду оглядываюсь по сторонам в надежде увидеть дорогое лицо. Постараюсь быть веселой и не портить настроение подругам. Кстати, мне тоже не мешало бы освежить гардероб. О том, что в Сиэтл придется ехать в одиночку, думать не хотелось. Нет, если у Эдварда изменятся планы, он обязательно меня предупредит.
    После школы Джессика проехала со мной к Чарли, чтобы я оставила пикап во дворе. Я забежала в дом, пригладила волосы, черкнула записку отцу, напоминая, что сандвичи в холодильнике, и переложила кошелек из школьного рюкзака в элегантную сумочку.
    Потом в стареньком «форде» Джессики мы поехали за Анжелой. Оказавшись за пределами Форкса, я почувствовала, как расслабляется каждая клеточка тела.
    

Глава восьмая
ПОРТ-АНЖЕЛЕС


    
    Джесс вела машину быстрее, чем Чарли, и к четырем мы уже приехали в Порт-Анжелес. Я давно никуда не выбиралась с подругами и почти забыла, как это бывает. Мы с Анжелой слушали рок, а Джессика сплетничала о парнях из нашей компании. Ужин с Майком прошел отлично; подруга надеялась, что к субботе дело дойдет до первого поцелуя. Я тайком улыбалась, радуясь, что Майка удалось пристроить в хорошие руки. Анжела тоже радовалась танцам, хотя Эрик ее особо не интересовал.
    Джесс допытывалась, какой тип мужчин ей нравится, но тут вмешалась я, спросив, что конкретно они собираются купить. Анжела посмотрела на меня с огромной благодарностью.
    Порт-Анжелес был настоящей Меккой для туристов, гораздо красивее и изящнее, чем Форкс. Джессика и Анжела отлично ориентировались в городе и не стали тратить время на осмотр живописных деревянных пандусов в бухте или сувенирных лавочек. Джесс сразу подъехала к большому магазину буквально в двух шагах от бухты.
    Если верить пригласительным билетам, то на танцы следовало являться в полуформальных туалетах. Что это может означать, никто из нас не знал. Джессика с Анжелой отказывались верить, что я ни разу не была на танцах.
    – Неужели у тебя никогда не было парня? – изумленно спросила Джессика, когда мы входили в магазин.
    – Так и есть, – попыталась я убедить ее. Не рассказывать же, что я не умею танцевать! – Я никогда ни с кем не встречалась и, кажется, была только на половинчатых свиданиях.
    – Что еще за половинчатые свидания? – с любопытством спросила Анжела.
    – Это когда на двух девушек один парень. Мы так и не поняли, кто из нас ему нравится, – рассмеялась я, вспоминая, как мы с Лесли ходили в кино с Дэвидом Фоллетом.
    – А почему ты больше не ходишь на свидания? – продолжала допытываться Джессика.
    – Никто не зовет, – честно ответила я. Однако мою подругу не проведешь!
    – Здесь тебя приглашали, но ты отказала.
    Мы были в секции молодежной одежды, исследуя полки в поисках вечерних платьев.
    – Всем, кроме Тайлера, – спокойно поправила Анжела.
    – О чем это ты? – испуганно спросила я.
    – Тайлер всем рассказывает, что на выпускной идет вместе с тобой, – подозрительно глядя на меня, объяснила Джессика.
    – Тайлер так сказал?
    – Он врет, говорила же тебе, – прошипела Анжела.
    Я молчала, чувствуя, как на смену изумлению приходит гнев. Наконец-то мы нашли кронштейн с платьями, значит, пришло время поговорить о другом.
    – Поэтому Лорен тебя и не любит, – захихикала Джессика, осторожно касаясь шелкового подола.
    – Слушай, если боднуть его пикапом, Тайлер поймет, что мы квиты?
    – Наверное, – усмехнулась Джесс.
    Платьев оказалось не так много, но каждая из подруг захватила в примерочную пять или шесть. Устроившись в мягком кресле среди зеркал, я пыталась хоть немного умерить свой гнев.
    Джесс выбрала сразу два платья: длинное черное без бретелей и ярко-голубое до колен с глубоким вырезом на груди. Я посоветовала голубое – почему бы не подчеркнуть цвет глаз? Анжеле понравилось кремовое с драпировкой на талии: цвет густых сливок выгодно оттенял ее светло-каштановые волосы. Поздравив подруг с удачным выбором, я помогла отнести остальные платья на место.
    Определившись с платьями, мы направились за обувью и аксессуарами. Подруги мерили туфли, а я только смотрела и критиковала, самой ничего покупать не хотелось, хотя новая обувь мне бы не помешала. Все из-за Тайлера: хорошее настроение испортилось, уступив место зеленой тоске.
    – Анжела, – нерешительно обратилась я, наблюдая, как подруга примеряет розовые босоножки на высоком каблуке. Эрик был довольно высок, и девушка радовалась, что может надеть каблуки. Джессика пошла в отдел бижутерии, так что мы остались одни.
    – Да? – Подруга повернулась боком, чтобы получше рассмотреть босоножки.
    – Отлично смотрятся, – начала я издалека.
    – Наверное, возьму, хотя они подойдут только к новому платью.
    – Конечно, бери, они же со скидкой! – воскликнула я.
    Анжела улыбнулась и закрыла крышкой коробку, в которой лежали гораздо более практичные белые лодочки.
    – Анжела… – снова начала я, – слушай, а Каллены часто пропускают занятия?
    Мне хотелось, чтобы вопрос прозвучал как можно безразличнее, но ничего не вышло.
    – Да, в хорошую погоду они часто ходят в походы всей семьей. Видимо, им нравится активный отдых, – негромко ответила подруга, рассматривая туфли. Она не задала ни единого вопроса! Вот Джессика, та бы не упустила возможности разузнать, чем вызван мой интерес.
    – Ясно.
    Больше ничего выяснить не удалось, потому что вернулась Джесс, желавшая показать нам комплект из горного хрусталя, который она собиралась купить под серебристые туфли.
    Первоначально мы планировали поужинать в маленьком итальянском ресторанчике на пристани, но поход в магазин занял меньше времени, чем мы думали. Джесс с Анжелой хотели отнести покупки в машину, а потом прогуляться по причалу. Решив сходить в книжный, я предложила подругам встретиться в ресторане через час. Обе вознамерились меня сопровождать, но я объяснила, что в книжном превращаюсь в полную зануду и подолгу копаюсь на стеллажах. Рассмеявшись, девушки пошли к машине, а я, памятуя указания Джесс, отправилась в ближайший книжный.
    Магазин я нашла быстро. Увы, он оказался совсем не тем, что нужно. На витрине красовались божки и хрустальные фигурки, талисманы и книги с заговорами и рецептами снадобий. Заходить я не стала, особенно увидев за прилавком пятидесятилетнюю женщину с длинными седыми волосами в черном балахоне. Ведьма приветливо улыбнулась, а я поспешно зашагала прочь. Должен же в этом городе быть хоть один нормальный книжный!
    Я брела по улицам, заполненным спешащими домой людьми, и надеялась, что двигаюсь к центру. По сторонам особо не смотрела, рассчитывая, что без труда найду дорогу к пристани. В конце концов, именно туда направляется большая часть машин. Отчаяние захлестывало черными волнами. О нем я старалась не думать, да и Анжела говорила, что… Страшно разочарованная, я старалась забыть о планах на субботу, но как только среди машин попадался серебристый «вольво», ничего не могла с собой поделать и думала, думала, думала… Чертов вампир, я схожу по нему с ума!
    Я шла в южном направлении к магазинам с большими витринами. Однако, подойдя поближе, поняла, что это ремонтная мастерская, а соседнее помещение и вовсе пустует. До встречи с подругами еще много времени, а мне нужно собраться с мыслями и взять себя в руки. Машинально пригладив волосы, я вздохнула полной грудью и завернула за угол.
    Только сейчас я поняла, что иду не туда. Машин стало меньше, почти все они двигались на север, а место магазинов заняли склады. Я решила повернуть на восток и найти улицу, которая приведет меня к пристани.
    Навстречу попались четверо молодых людей, одетых слишком неформально для работы в офисе, и слишком грязных, чтобы быть туристами. Парни выглядели чуть старше меня, громко смеялись и толкали друг друга в бока. Я прижалась к стене склада, чтобы мы могли разминуться, а потом быстро зашагала прочь.
    – Эй, ты! – крикнул один из них, проходя мимо.
    Вокруг больше никого не было, значит, они обращаются ко мне. Я непроизвольно подняла глаза. Двое остановились рядом, а еще двое поодаль. Ближе всех ко мне оказался крепко сбитый темноволосый парень лет двадцати, одетый в грязную футболку, затертую фланелевую рубаху и рваные джинсы. Он шагнул ко мне.
    – Привет! – машинально пробормотала я и быстро свернула за угол. Грубый хохот несся мне вслед.
    – Подожди! – снова закричал кто-то из парней, но я шла дальше, низко опустив голову.
    Тротуарная дорожка вела меня мимо мрачного вида складов с запертыми на ночь дверьми. На южной стороне улицы не было даже тротуара, только забор с колючей проволокой, за которым находились детали каких-то двигателей.
    Итак, я забрела в район Порт-Анжелеса, который вряд ли показывают туристам. Смеркалось, на западе появились облака, а на востоке – красные и оранжевые полоски. Куртка осталась в машине, и, пытаясь согреться, я скрестила руки на груди. Мимо проехал фургон, дорога опустела.
    Небо стало еще темнее, я испуганно оглянулась и увидела двух парней, от которых меня отделяло не более пяти метров.
    Парни были из той компании, что недавно попалась мне навстречу, хотя темноволосого крепыша я не разглядела. Я зашагала быстрее, чувствуя, что меня колотит нервная дрожь, и на этот раз дело было не в холоде. Сумочку я специально повесила так, чтобы не украли – ремешок на правом плече, сама сумка – на левом бедре. Газовый баллончик остался в дорожной сумке, я даже не подумала, что его неплохо бы взять. Денег с собой немного – долларов двадцать пять, мелькнула трусливая мысль: «случайно» уронить сумку на асфальт и уйти. Но что-то мне подсказывало, что этим двоим нужны вовсе не деньги.
    Я вся обратилась в слух – парни вели себя очень тихо, не кричали и не шумели. «Дыши глубже! – успокаивала я себя. – Может, они идут не за тобой». Я шла быстро, с трудом сдерживаясь, чтобы не побежать. Через несколько метров можно повернуть направо. Кажется, расстояние между мной и преследователями не сократилось. С юга на улицу выехала синяя машина и быстро пронеслась мимо. Я хотела броситься на дорогу, чтобы остановить машину и попросить водителя отвезти меня на пристань, но в последний момент передумала. А что если меня не преследуют?
    Дойдя до утла, я увидела, что это тупик, подъездная дорога к другому складу. Пришлось сделать вид, что меня это ничуть не удивляет. У следующего поворота улица кончалась – на одном из домов висел «кирпич», значит, по перпендикулярной дороге движение запрещено. Я прислушалась, решая, идти быстрым шагом или бежать. Судя по всему, незнакомцы немного отстали, хотя в любую минуту могли нагнать. Я боялась, что если попытаюсь идти быстрее, обязательно поскользнусь и упаду. Да, парни действительно отстали. Чтобы успокоиться окончательно, я решила оглянуться. Так, теперь между нами метров десять, я вздохнула с облегчением.
    Неужели я никогда не дойду до поворота? Я шла спокойно, надеясь, что с каждым шагом преследователи отстают. Наверное, они поняли, что напугали меня, и теперь об этом сожалеют.
    Мимо проехали две машины, и я встрепенулась – за перекрестком наверняка улица пооживленнее, и кто-нибудь обязательно подскажет, как попасть на пристань. Я радостно завернула за угол… и остановилась как вкопанная.
    Насколько хватало глаз, вдоль улицы тянулась высокая бетонная стена. Где-то вдали, примерно через два перекрестка, горели яркие фонари, ездили машины, гуляли прохожие. Нет, туда мне не дойти, потому что совсем неподалеку, посредине улицы стоял чернявый крепыш с дружком и криво ухмылялся.
    Ноги примерзли к асфальту. Тут-то я все поняла. Меня не преследовали, а гнали в ловушку.
    Я остановилась буквально на секунду, но она показалась мне вечностью. Резко обернувшись, я бросилась к противоположной стороне улицы, сердцем чувствуя, что делаю это напрасно.
    Шаги зазвучали громче.
    – Вот вы где! – прогудел коренастый и посмотрел так, что я чуть не подпрыгнула. Оказывается, он обращается вовсе не ко мне.
    – Да уж, – послышался низкий голос одного из преследователей, – пришлось немного прогуляться.
    Расстояние между мной и идущими сзади стремительно сокращалось. Голос у меня громкий, я вдохнула, приготовившись закричать, но горло пересохло. Наверное, вместо крика получится хрип! Я быстро перевесила сумочку на плечо, чтобы отдать ее или использовать для самообороны.
    Тем временем темноволосый крепыш отлепился от бетонной стены и медленно, вразвалочку, пошел ко мне.
    – Не подходи! – закричала я. Почему-то голос прозвучал не грозно и уверенно, а эдаким мышиным писком.

Предыдущая страница    11    Следующая страница



:: Реклама ::


:: Читать книгу ::

ПРОЛОГ
Глава первая
ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
Глава вторая
ОТКРЫТАЯ КНИГА
Глава третья
ФЕНОМЕН
Глава четвертая
ПРИГЛАШЕНИЯ
Глава пятая
ГРУППА КРОВИ
Глава шестая
СТРАШНЫЕ ИСТОРИИ
Глава седьмая
КОШМАР
Глава восьмая
ПОРТ-АНЖЕЛЕС
Глава девятая
ТЕОРИЯ
Глава десятая
ВОПРОСЫ
Глава одиннадцатая
ОСЛОЖНЕНИЯ
Глава двенадцатая
НА ОСТРИЕ НОЖА
Глава тринадцатая
ПРИЗНАНИЯ
Глава четырнадцатая
ПОБЕДА ДУХА НАД ПЛОТЬЮ
Глава пятнадцатая
КАЛЛЕНЫ
Глава шестнадцатая
КАРЛАЙЛ
Глава семнадцатая
ИГРА
Глава восемнадцатая
ОХОТА
Глава девятнадцатая
ПРОЩАНИЕ
Глава двадцатая
ДОЛГОЕ ОЖИДАНИЕ
Глава двадцать первая
ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
Глава двадцать вторая
ИГРА В ПРЯТКИ
Глава двадцать третья
АНГЕЛ
Глава двадцать четвертая
ТУПИК
Эпилог


:: Реклама ::

- частное и домашнее порно видео


 

 


 

Copyright © symerki.com 2010