:: Меню ::

Главная
Читать книгу Стефани Майер Сумерки
Скачать книгу Стефани Майер Сумерки
Биография Стефани Майер
Трейлер к фильму Сумерки
Музыка из фильма Сумерки
Скачать фильм Сумерки
Фотогалерея
Карта сайту
Добавить в избраное


:: Друзья ::

 

:: Счетчики ::

TOP.zp.ua

 

:: Реклама ::

 

 

 

 

Сумерки10



    – Про Калленов? Ну, им запрещено приезжать к нам в резервацию, – неуверенно произнес Джейкоб, подтверждая мои худшие опасения.
    – А почему?
    – Вообще-то мне нельзя об этом рассказывать, – проговорил парень, кусая губы.
    – Да ладно, я никому не разболтаю, – как можно соблазнительнее улыбнулась я.
    Похоже, мои стрелы попали в цель, Джейкоб изогнул левую бровь, и его голос зазвучал еще глуше.
    – Любишь страшные истории? – зловеще спросил он.
    – Обожаю! – с жаром воскликнула я. Пока я вила из парня веревки.
    Джейкоб подошел к лежащему у воды дереву, ветки которого напоминали лапы истощенного паука, и устроился среди веток, а я села на светло-бежевый ствол. На губах юного индейца играла улыбка; похоже, он думает, как лучше преподнести мне эту байку. Я изобразила живой интерес.
    – Ты слышала истории про реку Квилет? Наше племя когда-то жило на ее берегах… – задумчиво начал он.
    – Вообще-то нет, – призналась я.
    – Легенд очень много, в некоторых рассказывается, как во время потопа древние квилеты, так называло себя племя, привязали свои каноэ к верхушкам самых высоких сосен, чтобы спасти себя и детей. Совсем как Ной! – криво улыбнулся Джейкоб. – В других говорится, что мы якобы произошли от волков. Наше племя до сих пор считает их братьями, и убить волка – преступление. Еще есть истории про «белых», – чуть слышно продолжил Джейкоб, и я поняла, что он имеет в виду не просто представителей европеоидной расы.
    – Про белых? – переспросила я уже с искренним интересом.
    – Ну да, их еще называют «холодными». Некоторые рассказы о них очень древние, а некоторые появились недавно. По одной из легенд, мой пра-пра-дедушка был «белым». Он запретил себе подобным появляться на нашей территории.
    – Твой пра-прадедушка был белым? – переспросила я, рассчитывая на продолжение.
    – Да, а еще вождем, как и мой отец. Видишь ли, «белые» – единственные враги волков. Ну, не настоящих волков, а тех, что превращаются в людей, как наши предки. Вы называете их оборотнями.
    – У оборотней есть враги?
    – Только один.
    Я смотрела на Джейкоба во все глаза, надеясь, что его не удивляет мое нетерпение.
    – Видишь ли, – продолжал он, – «белые» – наши исконные враги. Но те, что пришли сюда во времена моего пра-прадедушки, были совсем другими. В отличие от своих предшественников, они не охотились и, на первый взгляд, никакой опасности не представляли. Тогда мой пра-прадедушка заключил с ними мировую. Если они не будут вторгаться на нашу землю, мы не выдадим их бледнолицым.
    – Раз они не были опасными, зачем заключать сделку? – недоуменно спросила я, давая понять, что внимательно слежу за рассказом Джейкоба.
    – Жить среди «белых» очень опасно, даже если они кажутся цивилизованными. В любой момент можно ждать подвоха – они проголодаются и поднимут бунт.
    – Что значит «кажутся цивилизованными»?
    – Они утверждали, что на людей не охотятся. Якобы им достаточно животных.
    – А причем здесь Каллены? Они что, похожи на «белых» времен твоего пра-прадедушки?
    – Да они и есть те «белые»!
    Наверное, вид у меня был перепуганный, потому что Джейкоб довольно улыбнулся и принялся рассказывать дальше.
    – Сейчас «белых» стало больше на две особи, а остальные живут здесь с незапамятных времен. Их главного, Карлайла, знал еще мой пра-прадед. Он пришел в эти места задолго до бледнолицых. – Джейкоб подавил ухмылку.
    – Но кто они? – недоуменно спросила я. – Кто такие эти «белые»?
    Парень зловеще улыбнулся.
    – Кровопийцы! – леденящим душу голосом проговорил он. – Твои люди называют их вампирами.
    Чтобы хоть немного прийти в себя, я смотрела на белые шапки волн.
    – У тебя гусиная кожа! – радостно объявил Джейкоб.
    – Чудесная история, – рассеянно похвалила я, глядя на воду.
    – По-моему, звучит дико! Неудивительно, что папа не велит об этом рассказывать.
    – Не беспокойся, я тебя не выдам.
    – Кажется, я только что нарушил обещание, – нервно рассмеялся парень.
    – Клянусь унести эту историю с собой в могилу, – ляпнула я, и меня тут же передернуло.
    – Главное, Чарли не говори! Он и так злился на отца, когда наши люди отказались лечиться у доктора Каллена.
    – Не скажу, обещаю.
    – Что, теперь ты считаешь нас суеверными дикарями? – якобы в шутку спросил Джейкоб, но его голос предательски дрогнул.
    – Нет, скорее отличными рассказчиками. Гусиная кожа еще не исчезла, – проговорила я, показывая свою руку.
    – Здорово! – улыбнулся парнишка.
    Зашуршала галька, и, одновременно подняв головы, мы увидели Майка и Джессику, быстро идущих в нашу сторону.
    – Вот ты где, Белла! – с облегчением воскликнул Майк, маша мне рукой.
    – Это твой бойфренд? – спросил Джейкоб, испуганный ревностью, сквозившей в голосе Майка. Да, юный Блэк удивительно проницателен!
    – Нет, конечно! – заговорщицки прошипела я. Страшно благодарная Блэку, я решила чем-то его порадовать и, отвернувшись от Майка, задорно ему подмигнула. Он улыбнулся, польщенный моим неумелым флиртом.
    – Когда получу права… – начал он.
    – Приезжай ко мне в Форкс. Сходим куда-нибудь вместе, – мерзко лгала я, прекрасно понимая, что уеду в Финикс раньше, чем Джейкобу исполнится шестнадцать.
    Майк с Джессикой были совсем рядом. Голубые глаза Майка окинули Джейкоба оценивающим взглядом. Боже, он ревнует меня даже к телеграфному столбу!
    – Где ты была? – сурово спросил он, хотя ответ был очевиден.
    – Джейкоб рассказывал местные легенды, – ответила я. – Очень интересно.
    – Ну, – Майк успокоился, поняв, что мы на самом деле друзья, – кажется, нам пора собираться. Начинается дождь.
    – Готова ехать, – объявила я, поднимаясь на ноги.
    – Рад был повидаться, – сказал Джейкоб, стараясь подколоть Майка.
    – Взаимно, – отозвалась я. – В следующий раз, когда Чарли поедет навестить Билли, попрошу взять меня с собой.
    – Здорово! – ухмыльнулся Блэк.
    Натянув капюшон, я пошла к машине, осторожно переступая через древесные корни. Уже падали первые капли, и на скалах появились темные крапинки. Когда мы добрались до «шевроле», все уже уселись. Я плюхнулась на заднее сиденье между Анжелой и Тайлером. Анжела смотрела в окно на разбушевавшуюся непогоду, Тайлера увлекла разговором Лорен, так что, откинувшись на заднее сиденье, я закрыла глаза и попыталась ни о чем не думать.
    

Глава седьмая
КОШМАР


    
    Сославшись на невыполненную домашнюю работу, я отказалась от ужина. По телевизору показывали баскетбольный матч, которого очень ждал Чарли. Ничего не понимая в баскетболе, я искренне радовалась, что отец не будет мне докучать.
    Оказавшись в своей комнате, я тут же заперла дверь. Порывшись в столе, достала старые наушники и подключила к плейеру. На последнее Рождество Фил подарил мне отличный диск – сборник моей любимой группы, хотя в этом альбоме, на мой взгляд, многовато ударных. Я надела наушники, упала на кровать и включила максимальную громкость. Заболели уши, но я терпела, закрыв глаза и стиснув зубы. Сосредоточившись на музыке, я попыталась разобраться в довольно сложной музыкальной текстуре. Прослушав диск дважды, я выучила наизусть все песни. Как ни странно, с каждым прослушиванием диск нравился мне все больше. Нужно будет еще раз поблагодарить Фила.
    В конце концов своего я добилась. Оглушительная музыка не давала думать, а ради этого я и терзала уши, Я слушала диск снова и снова, пела вместе с солистом, а обессилев, сдернула наушники и заснула.
    Сон унес меня в незнакомую местность – судя по рассеянному голубому свету, в лес. Понимая какой-то частью сознания, что сплю, я прислушалась к шуму волн, бьющихся о скалы. Если найду океан, то увижу солнце. Я шла на звук воды, но тут неизвестно откуда появившийся Джейкоб Блэк схватил меня за руку и потащил в лесную чащу.
    – Джейкоб, что случилось? – спросила я.
    С побелевшим от страха лицом парень тянул меня в лес. Я пыталась сопротивляться. Нет, не желаю возвращаться во тьму!
    – Беги, Белла, беги! – испуганно шептал Блэк.
    – Сюда, иди сюда… – Голос Майка слышался откуда-то из-за деревьев, однако его самого я не видела.
    – Зачем? – недоумевала я, вырываясь из объятий Джейкоба.
    Но Блэк сам отпустил мою руку, всхлипнул, и, неожиданно забившись в конвульсиях, упал на землю. Боже, его колотит, как при лихорадке!
    – Джейкоб! – закричала я. Однако было уже поздно. Вместо парня на земле лежал крупный рыжий волк с черными глазами. Зверь смотрел туда, где должен был быть океан, а потом ощетинился и зарычал, обнажив клыки.
    – Беги, Белла, беги! – откуда-то из-за спины закричал Майк, а я даже не обернулась, засмотревшись на свет, приближавшийся ко мне с берега.
    Из-за деревьев вышел Эдвард. Его кожа источала неяркое сияние, глаза казались черными и опасными. Вытянув руку, он поманил меня за собой. Сидящий у моих ног волк глухо зарычал.
    Я шагнула к Каллену, и он улыбнулся, обнажив острые клыки.
    – Доверься мне.
    Волк сгруппировался, готовый в любую минуту броситься на вампира. Черные глаза впились в яремную впадину.
    – Нет! – закричала я… и проснулась. Наушники и плейер с грохотом упали на деревянный пол.
    В комнате горел свет, а я, одетая и обутая, лежала на неразобранной постели. Сбитая с толку, я взглянула на стоящие на туалетном столике часы. Полшестого утра.
    Застонав, я скинула ботинки и перевернулась на живот. Нет, похоже, заснуть мне сегодня не удастся. Я снова легла на спину и, стараясь оставаться в горизонтальном положении, стянула джинсы. Теперь раздражала коса; сняв резинку, я распустила ее, а потом закрыла лицо подушкой.
    Бесполезно. В сознании теснились образы, которые я гнала всеми силами.
    Я села так резко, что почувствовала, как кровь приливает к конечностям. Раз забыть не получается, то попробую убежать от неприятных мыслей. Например, в душ!
    Времени, проведенного в душе, мне явно не хватило, даже вместе с сушкой волос. Завернувшись в махровое полотенце, я прошла в свою комнату. Непонятно, спит еще Чарли или уже уехал. Выглянув в окно, патрульной машины я не увидела. Значит, снова уехал на рыбалку.
    Я переоделась в спортивный костюм и, чтобы оттянуть неприятный момент, поправила смятую постель, затем подошла к столу и включила свой комп.
    Пользоваться Интернетом в Форксе – только нервы трепать. Модем мой не первой молодости, работает медленно, так что пока шло соединение, я решила полакомиться медовыми хлопьями.
    Ела я медленно, будто хлопья нужно пережевывать, затем тщательно вымыла чашку и ложку и убрала в буфет. Ноги отказывались подниматься в комнату. Пересилив себя, я первым делом подняла с пола плейер, положила на стол, а наушники спрятала в ящик. Решив, что с хорошей музыкой будет не так тоскливо, я включила вчерашний диск, уменьшив громкость до минимума.
    И, тяжело вздохнув, повернулась к компьютеру. Естественно, экран заполонили выплывающие окна с рекламными объявлениями; пришлось их все закрывать. Наконец я запустила свой любимый поисковик и, закрыв еще несколько окон с рекламой, набрала одно-единственное слово.
    «Вампир».
    Ожидая результата, я тихо бесилась. В итоге мне предложили несколько тысяч сайтов, причем на первой странице оказались наименее нужные. Любая информация о фильмах, телешоу, ролевых играх, тяжелом роке и даже специальной косметике для готов.
    Интересный сайт «Вампиры от А до Я» почему-то находился на третьей странице. Я с нетерпением ждала, когда он, наконец, загрузится, быстро закрывая все выплывающие окна. А вот и главная страница, наконец-то! Никаких излишеств: белый фон, черный текст. В качестве ознакомительной информации предлагались две цитаты:
    «В темном мире, населенном демонами и призраками, нет никого ужаснее, страшнее и, как ни странно, обаятельнее вампиров. Они не относятся ни к призракам, ни к демонам, однако обладают не меньшей колдовской и дьявольской силой». Преподобный Монтегю Саммерз.
    «Если чему-то в этом мире и существует достаточное количество доказательств, так это вампиризму. К вашим услугам официальные заключения, письменные показания знаменитостей, врачей, священников, судей – больших доказательств и не требуется. Пусть так, но покажите мне хоть одного человека, который верит в вампиров!» Руссо.
    Ниже в алфавитном порядке приводились истории О вампирах, собранные по всему миру. Для начала я кликнула по Данагу, вампиру филиппинскому. Якобы эти вампиры с незапамятных времен выращивали на островах таро и мирно соседствовали с людьми, пока не случилось страшное: молодая женщина уколола палец, а обрабатывавшему место укола Данагу так понравилась ее кровь, что он высосал всю, до последней капли.
    Я внимательно читала истории, выискивая информацию, которая напоминала бы правдоподобную. В большинстве историй в роли вампирш выступали красивые женщина, а в качестве жертв – маленькие дети. Вампиры оказались причиной высокой детской смертности и мужской неверности. Почти в каждой истории имелись практические советы: как хоронить вампиров, чтобы их бренный дух наконец обрел покой. Не очень похоже на то, что я знала из фильмов: как выяснилось, только два вида вампиров – польский Упырь и еврейский Эстри – ради того, чтобы напиться крови, убивали людей.
    Особенно интересными мне показались три вида: румынские Вараколаки, очень сильные бессмертные существа, принимающие облик красавцев-сердцеедов, словацкие Нелапси, которые в полночь могли истребить целую деревню, и Стрегони Бенефици, или итальянские вампиры.
    Последнему посвящалось одно-единственное предложение: «Стрегони Бенефици, итальянские вампиры, единственный вид, стоящий на стороне светлых сил, заклятые враги всех остальных вампиров».
    Какое облегчение я испытала, прочитав эту фразу! Надо же, существуют и добрые вампиры.
    Однако сведений, подтверждающих рассказы Джейкоба или мои собственные наблюдения, я не обнаружила, хотя при чтении старалась анализировать новую информацию по ключевым признакам: скорость, сила, красота, светлая кожа, меняющие цвет глаза плюс то, что я узнала от Блэка: кровопийцы, враги оборотней, низкая температура тела, бессмертие. Нет, ничего похожего я не нашла.
    Было еще одно противоречие: вампиры не могут жить в светлое время суток. Днем они спят в гробах, а выходят только ночью.
    Разозлившись, я отключила питание компьютера, не завершив его работу должным образом. Раздражение, смешанное с неуверенностью в себе, заливало с головой. Что за безумие! Среди бела дня сижу в своей комнате и ищу информацию о вампирах! Да что со мной такое? Наверняка во всем виноват мерзкий городишко Форкс.
    Нужно куда-то выбраться… Увы, ближайшее место, куда хотелось бы поехать, находится в трех сутках езды. Тем не менее я обулась и, не понимая, куда направляюсь, спустилась по лестнице, надела плащ и вышла из дома.
    Небо облепили темные облака, но дождя еще не было. Даже не взглянув на пикап, я пошла пешком наискось через двор Чарли к лесу. Довольно скоро и дом, и дорога исчезли из вида, а единственными звуками стали хлюпанье грязи под ногами и крики соек.
    По лесу петляла едва заметная тропка, иначе я не отважилась бы заходить так далеко. Я плохо ориентируюсь и могу заблудиться даже в знакомом городе. Тропинка уводила меня все дальше в лес, кружа между елями, квелым болиголовом, тисом и кленами. Я угадала названия далеко не всех деревьев, а только тех, что когда-то показывал Чарли. Некоторые деревья были настолько изъедены паразитами, что я и близко подойти боялась.
    Ощущение собственного бессилия и злость гнали меня по тропке, но потихоньку я успокоилась и поняла, что дальше идти ни к чему. Несколько холодных капель упали за шиворот, и я не знала, начинается ли дождь, или он уже прошел, а вода капает с листьев. Недавно спиленное дерево (его ствол еще не зарос мхом) лежало на двух пнях, образуя удобную скамейку у самой тропы. Аккуратно переступая через папоротник, я присела на ствол, подложив под себя куртку, и откинула голову на стоящую рядом сосну.
    Не стоило сюда приходить, но куда еще мне идти? Лес был таким темным и похожим на мой вчерашний кошмар, что успокоиться я не могла. Стихло даже хлюпанье моих шагов, и повисла мертвая тишина. Птицы перестали петь, капли падали чаще, значит, пошел дождь. Теперь, когда я села, папоротник стал выше меня, так что если кто-то пойдет по дорожке, то не увидит меня даже с расстояния трех шагов.
    Здесь, среди деревьев, было легче поверить в тот абсурд, что я узнала из Интернета. Лес не менялся на протяжении нескольких тысячелетий, и все мифы и легенды казались более правдоподобными в зеленом сумраке, чем в ярком свете комнаты.
    С огромным трудом я заставила себя сосредоточиться на двух вопросах, которые волновали меня больше всего.
    Во-первых, может ли быть правдой то, что Джейкоб рассказал про Калленов. Разумеется, логичнее выглядел отрицательный ответ. Думать о чем-то подобном глупо и даже стыдно для психически здоровой девушки, каковой я себя считала. Но тогда где правда? Должно же существовать рациональное объяснение тому, что я до сих пор жива!
    Снова и снова я перебирала в уме собственные наблюдения: огромная сила и скорость, цвет глаз, меняющийся от черного до золотого, дивная красота, бледная холодная кожа. И еще нечто странное: Каллены никогда не едят, двигаются с невероятной грацией. А как Эдвард порой говорит! Такие выражения и фразы более характерны для английского романа прошлого века, чем для современного американского подростка! В день, когда мы определяли группу крови, он пропустил урок. А от поездки в выходной отказался, только когда узнал, куда именно мы едем. Похоже, ему известно, что думают все окружающие… кроме меня. Он сам предупреждал, что опасен и с ним лучше не общаться… Неужели Каллены – вампиры? Не знаю. Тогда кто они такие? То, что я видела, не поддается логическому осмыслению. Может, они «белые», как говорит Джейкоб, или супермены, как Питер Паркер, но, вне всякого сомнения, не обычные люди.
    Значит, ответ на мой первый вопрос – «возможно».
    А теперь самый важный вопрос. Что я буду делать, если это правда?
    Если Эдвард – вампир (я не отваживалась даже вникнуть в смысл этого слова), что мне тогда делать? Посоветоваться не с кем, любой, к кому я обращусь, сочтет меня ненормальной.
    Есть только два выхода. Первый – последовать – его совету, быть умницей и как можно меньше с ним общаться. Притвориться, что между нами глухая стеклянная стена, и попросить оставить меня в покое.
    Обдумывая этот вариант, я впала в глухое отчаяние. Нет, такого испытания я не выдержу, придется придумать что-то другое. Только что? В конце концов, даже если он… злой, то пока не сделал мне ничего плохого. Фургон Тайлера превратил бы меня – в лепешку, если бы не его реакция. Возможно, он сделал это машинально, однако если существо машинально спасает чужую жизнь, оно не может быть злым.
    От жутких мыслей голова шла кругом.
    Одно я знала точно: тот темный Эдвард во сне был порожден рассказом Джейкоба, а не моими собственными впечатлениями. Даже кричала я не из страха перед черными глазами и длинными клыками, я боялась за него, кем бы он ни был!
    Медленно в моем сознании сформировался ответ. Похоже, у меня нет выбора – так сильно я завязла. Теперь я поняла, что никуда не денусь от своей страшной тайны. Когда я думала о нем, его голосе, гипнотизирующих глазах, грациозной походке, я не желала ничего, кроме как быть с ним. Даже если… нет, не буду об этом думать. По крайней мере, не здесь, среди темных елей и сосен. Не сейчас, когда дождевые капли стучат по земле, словно крадущиеся шаги, а от тяжелых туч темно, как ночью…
    Задрожав, я быстро поднялась, будто испугавшись, что дорожку размоет дождем.
    К счастью, она никуда не исчезла и благополучно повела по влажному лабиринту леса. Я бежала со всех ног, опустив капюшон на лицо. Боже, как далеко я зашла! Надеюсь, я бегу в сторону опушки, а не обратно в чащу!.. Однако прежде чем я успела испугаться, между ветвей появился просвет, и донесся шум машин. Вот наконец и двор Чарли, сулящий мне тепло и сухие носки.
    Домой я вернулась ровно в двенадцать, быстро поднялась в свою комнату и переоделась в чистые джинсы и свитер. Составить план на остаток дня оказалось несложно – к среде нужно было напирать сочинение по «Макбету». Я с головой ушла в работу, наслаждаясь спокойствием, которого не ощущала, наверное, со второй половины четверга, если быть до конца честной.
    Я часто переживала нечто подобное. Решения всегда давались мне с огромным трудом, но, сделав выбор, я испытывала огромное облегчение. Правда, порой с примесью отчаяния, например, когда я решила переехать в Форкс. И все равно, лучше так, чем жить в неизвестности.
    Однако это решение пришло само собой, без всяких мучений. Странно, даже страшно!
    Вторая половина дня оказалась весьма плодотворной – сочинение я закончила еще до восьми. Чарли вернулся с большим уловом, и я решила привезти из Сиэтла кулинарную книгу с рецептами приготовления рыбных блюд. При мыслях о поездке по спине бежали мурашки, совсем как во время разговора с Джейкобом Блэком. Поразительно, но никакого страха я не испытывала.
    Той ночью я спала без сновидений, сильно устав за день. Следующее утро во второй раз с момента приезда в Форкс встретило меня ярким солнечным светом. Подскочив к окну, я с удивлением увидела голубое небо, а легкие белые перышки никак не могли предвещать дождь. Я распахнула окно, которое, как ни странно, открылось легко и бесшумно, и с наслаждением вдохнула теплый сухой воздух. Кровь так и забурлила!
    Когда я спустилась вниз, Чарли заканчивал завтрак. Мое настроение он разгадал сразу.
    – Отличный день! – проговорил папа.
    – Чудесный! – с улыбкой согласилась я.
    Чарли улыбнулся, его карие глаза задорно заблестели, и мне стало ясно, почему они с мамой решились на ранний брак. К тому времени как я узнала папу достаточно хорошо, от романтизма и вьющихся каштановых волос не осталось и следа. Но стоило ему улыбнуться, и я тут же видела паренька, который убежал с любимой, когда обоим было по девятнадцать.
    Завтракая, я наблюдала, как в ярком солнечном свете танцуют пылинки. Чарли попрощался. Услышав, как отъезжает его машина, я помедлила у двери, раздумывая, взять ли плащ. Лучше взять, чтобы не искушать судьбу. Забросив его на плечо, я вышла на яркое солнце.
    В школу я приехала одной из первых. Оставив пикап на стоянке, я отыскала скамеечку к югу от столовой. Она была влажной, и я села на плащ, радуясь, что не поленилась его захватить. Домашняя работа выполнена – результат вяло текущей личной жизни, но некоторые задачи по тригонометрии вряд ли решены правильно. Я достала задачник, но тут же отвлеклась, засмотревшись, как солнце играет на красноватых стволах деревьев. Задумавшись, я рассеянно чертила на полях тетради и через несколько минут поняла, что нарисовала пять пар темных глаз. Пришлось срочно стирать их ластиком.

Предыдущая страница    10    Следующая страница



:: Реклама ::


:: Читать книгу ::

ПРОЛОГ
Глава первая
ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
Глава вторая
ОТКРЫТАЯ КНИГА
Глава третья
ФЕНОМЕН
Глава четвертая
ПРИГЛАШЕНИЯ
Глава пятая
ГРУППА КРОВИ
Глава шестая
СТРАШНЫЕ ИСТОРИИ
Глава седьмая
КОШМАР
Глава восьмая
ПОРТ-АНЖЕЛЕС
Глава девятая
ТЕОРИЯ
Глава десятая
ВОПРОСЫ
Глава одиннадцатая
ОСЛОЖНЕНИЯ
Глава двенадцатая
НА ОСТРИЕ НОЖА
Глава тринадцатая
ПРИЗНАНИЯ
Глава четырнадцатая
ПОБЕДА ДУХА НАД ПЛОТЬЮ
Глава пятнадцатая
КАЛЛЕНЫ
Глава шестнадцатая
КАРЛАЙЛ
Глава семнадцатая
ИГРА
Глава восемнадцатая
ОХОТА
Глава девятнадцатая
ПРОЩАНИЕ
Глава двадцатая
ДОЛГОЕ ОЖИДАНИЕ
Глава двадцать первая
ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
Глава двадцать вторая
ИГРА В ПРЯТКИ
Глава двадцать третья
АНГЕЛ
Глава двадцать четвертая
ТУПИК
Эпилог


:: Реклама ::

-


 

 


 

Copyright © symerki.com 2010